VIP-Интервью

Фидиас Пилидис: Кипр стремится стать реальным деловым центром для России

16 ноябрь 2016 (16:55)

Фидиас Пилидис: Кипр стремится стать реальным деловым центром для РоссииНа вопросы ИАА «УралБизнесКонсалтинг» о перспективах взаимоотношений России и Кипра в сфере бизнеса ответил президент Кипрской торгово-промышленной палаты г-н Фидиас Пилидис.

— Г-н Пилидис, какова экономическая ситуация на Кипре сегодня и как в этой связи складываются деловые отношения республики с Россией и ее регионами?

— Банковский кризис 2013 года ударил по экономике Кипра, в первую очередь — по сферам розничной торговли, недвижимости и строительства. Была подорвана покупательная способность киприотов и доверие к некоторым отраслям бизнеса.

В то же время, негативные тенденции практически не затронули туротрасль, которая стала одним из драйверов преодоления кризиса. Так, в текущем году эта сфера показала рекордный рост — 30% к 2015 году, который также был достаточно продуктивным для нее. В результате комплекса принятых мер уже в 2016 году мы прогнозируем рост ВВП на уровне 2,7-3%. Дефицит бюджета сократился до 2%, безработица снизилась с 16% до 12%.

Таким образом, небывалый приток туристов, в том числе из России, Уральского региона, является в настоящее время одним из факторов, способствующих восстановлению экономики Кипра. Отношения между нашими странами традиционно были исключительно дружественными и конструктивными, а сложности во взаимодействии между РФ с Турцией еще более их укрепили. И сегодня мы проводим единую политику в отношении российских регионов с целью расширить связи как в сфере туризма, так и в других областях бизнеса.

— Назовите, пожалуйста, наиболее перспективные, на ваш взгляд, направления экономического сотрудничества России и Кипра. Какова динамика сотрудничества в 2016 году?

— Я думаю, с точки зрения перспектив развития одним из первых направлений можно назвать инвестиционные фонды, которые не станут ограничиваться инвестициями только на Кипр, а смогут выйти за его пределы.

Вторая область — это банковский сектор. У нас работает Русский коммерческий банк (RCB Bank Ltd), который уже занимает очень серьезные позиции и имеет хорошие перспективы: он быстро развивается. Полагаю, что интерес к банковской сфере сохранится и в будущем.

Третья область — инвестиции в туризм. Это касается туристической инфраструктуры: уже ряд российских предпринимателей выкупили доли в крупных гостиничных комплексах, в частности, в Лимассоле. Также здесь речь идет о развитии транспорта для туризма. Большие перспективы имеет и оздоровительное направление: у нас очень хороший климат, способствующий быстрому выздоровлению пациентов, и достойная инфраструктура. Однако его развитию отчасти препятствует медицинская корпорация Кипра, которая противодействует работе на территории острова иностранных врачей и медучреждений. Этот момент мы планируем в ближайшее время скорректировать за счет коммерциализации медицинских услуг.

Нельзя недооценивать и другие области — это мореплавание, недвижимость, которая существенно подешевела в кризис и является привлекательной для многих россиян, а также энергетика: у нее очень большие перспективы. Все признаки свидетельствуют о том, что в регионе есть большие запасы природного газа, и для нас было бы очень важно, чтобы Россия приняла участие в разработке месторождений. Однако на сегодняшний день ни одна российская компания не получила соответствующую лицензию по итогам первого этапа торгов.

— Как изменились структура и объем российского бизнеса на Кипре после банковского кризиса 2013 года? Сказался ли он на доверии между бизнес-партнерами?

— Перемены в экономических отношениях связаны главным образом с изменениями в российском законодательстве. Теперь компании, которые заявляют, что работают на Кипре, должны действительно вести свою деятельность именно здесь: у них должна быть штаб-квартира, персонал и так далее. В связи с этим число зарегистрированных предприятий с российскими интересами уменьшилось, по данным Кипрско-российской бизнес-ассоциации, примерно на 15-20%. Однако их реальное присутствие даже возросло, причем значительно. Это можно видеть по ситуации в Лимассоле, где проживают теперь постоянно около 40 тыс. россиян, есть школы, радио и телевидение на русском языке, в ресторанах и крупных магазинах работает русскоязычный персонал. Это «инфраструктурные опоры», на которых строится наше сотрудничество.

Конечно, в 2013 году, когда потерпел крах второй по величине банк Кипра, а в первом была произведена «стрижка депозитов», многие, в том числе и инвесторы из России, понесли большие потери. Но теперь отношения укрепились, доверие восстанавливается. И компании с российскими интересами инвестируют на Кипре значительно больше, чем раньше, их капиталы только возросли.

Поэтому мы поддерживаем изменения в законодательстве, предпринятые Россией. Соглашение об избежании двойного налогообложения положительно повлияло на наше партнерство. Надеемся, что Кипр, избавившись от «компаний-призраков», станет реальным экономическим, деловым центром.

— Какова структура экспорта продукции с Кипра в Российскую Федерацию и как она изменилась в связи с введением санкций Евросоюза?

— Традиционно большую часть экспорта в РФ составляли фрукты, овощи и другая пищевая продукция. По данным на конец 2014 года, их доля составляла 33%. 17% — это фармацевтическая продукция. Если на пищепром санкции повлияли существенно, то фармпрепаратов они не коснулись.

— Как повлиял экономический кризис, начавшийся в 2014 году в России, на взаимоотношения стран в сфере бизнеса?

— Наиболее существенное влияние оказало падение рубля, поскольку мы принадлежим к еврозоне, а курс рубля к евро изменился очень сильно. Это нанесло сильный удар по инвестициям. Кроме того, в 2015 году резко снизился турпоток из России, хотя и не в той степени, в которой ожидалось. По предварительным прогнозам, объем турпотока мог упасть на 40%, однако нам удалось скорректировать ситуацию и прийти к показателю снижения в 20%. Нужно отметить, что в 2016 году этот ущерб был возмещен. Видимо, люди адаптировались, привыкли и сначала резко сократили покупку валюты, но потом нашли способ решить свои проблемы и наверстать упущенное.

— Как планирует кипрская сторона удерживать позиции по объему турпотока после возвращения на российский рынок Турции и Египта?

— У нас есть планы по созданию подминистерства туризма, которое взяло бы на себя развитие отношений со странами, откуда приезжает больше всего туристов. Это в первую очередь Англия, Россия и Греция. Думаю, такая структура сможет выработать целенаправленную политику в отношении указанных рынков.

Также нужно отметить, что увеличению турпотока в 2016 году, помимо закрытия Турции и Египта, способствовал рост числа авиарейсов на Кипр из российских регионов. Раньше летали в основном самолеты из Москвы и Санкт-Петербурга. Однако в этом году были поставлены прямые чартеры из других городов, в том числе из Екатеринбурга. Это делает трансфер очень удобным и повышает привлекательность отдыха. Мы надеемся на развитие данной тенденции и формирование круглогодичной чартерной программы.

— Есть ли другие сложности на пути сотрудничества России и Кипра? Как влияет на бизнес-партнерство политическая ситуация в мире?

— Помимо санкций ЕС, особых сложностей у нас нет. Отношения остались очень хорошими, и в этом смысле существенных изменений за последние годы не произошло. Мы стремимся к укреплению сотрудничества между Россией и Кипром, и вряд ли найдется политик, который захочет этому помешать.

Другие материалы по теме:


Loading...