Статьи
29.01.2021

Пандемия как повод для реформ

Пандемия как повод для реформЗа год до начала пандемии COVID-19 в России инфекционный коечный фонд в течение нескольких лет был сокращен на 40%. Уже к 2019 году в стране насчитывалось 25,1 тыс. коек в профильных отделениях медучреждений. При этом министр здравоохранения РФ Михаил Мурашко напрямую заявил, что причиной столь резкого сокращения коечного фонда стала нехватка врачей и устаревшая инфраструктура.

В прошлые годы, когда оптимизация системы здравоохранения только началась, в свердловском минздраве объясняли сокращение коек наличием передовых медицинских технологий. По словам чиновников, медицина в регионе достигла того уровня, когда нет смысла держать подолгу пациентов в больницах. Жители региона после оптимизации и
раньше ставили под сомнение этот тезис. Пандемия перечеркнула его напрочь.

Нет врачей и больниц

Итоги маневров в системе здравоохранения Михаил Мурашко подвел в своей статье «Первая пандемия цифровой эпохи: уроки для национального здравоохранения», которая опубликована в журнале Минздрава РФ «Национальное здравоохранение».

Как следует из текста, в 2010 году в инфекционных больницах страны было 35,4 тыс. мест, к 2019 году осталось 25,1 тыс. мест. В детских больницах количество инфекционных коек за тот же период было сокращено на 23% — с 33,1 тыс. до 26,8 тыс. соответственно.

При этом М. Мурашко отмечает, что в системе здравоохранения «существовала неравномерность доступности по стране данного вида медицинской помощи». В частности, инфекционные больницы были недоукомплектованы врачами-инфекционистами, врачами-эпидемиологами.

«Наряду с дефицитом кадров и коечного фонда, более половины инфекционных больниц, располагающихся в зданиях устаревших типов проектирования, вплоть до памятников архитектуры, не соответствуют современным санитарным требованиям и нормам. Такие здания требуют капитального ремонта и реконструкции, нуждаются в оснащении специальными вентиляционными системами и современным медицинским оборудованием, которое тоже имеет свои требования к типу помещения», — написал Михаил Мурашко.

Министр добавил, что основные ресурсы системы здравоохранения были направлены на борьбу с неинфекционными заболеваниями для повышения продолжительности жизни граждан. В первую очередь это лечение сердечно-сосудистых заболеваний и онкологии.

Нужно больше реформ

Уже в период пандемии коронавирусной инфекции в России общее число госпитализаций больных инфекционными заболеваниями, по оценке министра, в 2020 году возросло в 1,5 раза в сравнении с предыдущим годом. В результате к ноябрю 2020 года было развернуто более 270 тыс. коек для лечения пациентов с COVID-19 и внебольничной пневмонией.

В результате, как ранее писал УрБК, произошел перекос в обратную сторону. Открытие дополнительных инфекционных отделений произошло за счет приостановки узкопрофильных отраслей медицины. Это же признает и сам М. Мурашко. Министр в своей статье предостерегает от дальнейшего увеличения инфекционных коек.

«Дальнейшее перепрофилирование большого объема коечного фонда, предназначенного для оказания медицинской помощи пациентам с неинфекционными заболеваниями, могло оказать негативное влияние на показатели смертности от сердечно-сосудистых, онкологических, респираторных, неврологических и других заболеваний», — указал глава Минздрава РФ.

Впрочем, министр не стал увязывать прошедшую оптимизацию системы здравоохранения с проблемами, которые возникли в борьбе с пандемией. Наоборот, как следует из выводов в статье, инфекционную службу ожидает очередная реорганизация. Минздрав РФ планирует вывести из многопрофильных медицинских организаций пациентов со всеми видами инфекционных заболеваний.

«В результате модернизации система здравоохранения получит резервы не просто в виде запасов, а в виде готовых к развертыванию либо перепрофилированию в кратчайшие сроки коек «двойного назначения» и производственных мощностей полного цикла, что учтено, как одни из основных принципов модернизации инфекционной службы», — указал М. Мурашко.

Учитывая, к каким итогам привела на практике реформа оптимизации в регионах, как в Свердловской области, не сложно представить возможные результаты модернизации инфекционной службы.

Смертельное здравоохранение

Напомним, масштабная оптимизация системы здравоохранения в России официально стартовала в 2014 году. По планам Минздрава РФ, к 2018 году по всей стране должно быть сокращено 122 поликлиники, 294 больницы и 254 других медицинских учреждения. Ожидалось, что эти меры должны в первую очередь сэкономить бюджетные средства и остановить смертность среди населения.

В Свердловской области реформа началась на год раньше, когда региональный минздрав возглавлял Аркадий Белявский. В 2013 году власти региона отчитались о реорганизации 13 медучреждений и экономии на сумму 34 млн руб. В следующем году под укрупнение попало более 30 объектов, что позволило сократить расходы на 31 млн руб. При этом у специалистов маневры свердловского минздрава ничего, кроме недоумения, не вызвали.

К 2016 году по инициативе областного минздрава были сокращены фельдшерско-акушерские пункты (ФАП) в сельских территориях Ачитского, Алапаевского, Горноуральского и Михайловского городских округов. Сокращения коснулись и станций скорой помощи. Без «неотложки» остались жители поселков Рефтинский и Гари. По словам самого А. Белявского, регион лишился всего девяти ФАПов.

Прошедшая в том же 2016 году проверка Росздравнадзора показала, что министр занижал данные по количеству сокращенных медучреждений. И это было не единственным негативным последствием оптимизации.

Впрочем, несмотря на провальные итоги первых лет реформы, преемники А. Белявского — Игорь Трофимов (2016-2017 гг.) и Антон Цветков (2017-2020 гг.) продолжили оптимизацию системы здравоохранения региона. Результаты оказались те же, что показала новая проверка Росздравнадзора, озвученная в 2019 году.

В ходе проверки ведомство выявило целый ряд нарушений и недоработок. Среди них — отсутствие структурного взаимодействия между органами управления здравоохранением Свердловской области и Екатеринбурга; недостаточная эффективность организаций, включенных в программу госгарантий системы ОМС, скорой помощи, системы диспансерного наблюдения; отсутствие единой системы маршрутизации пациентов, проблемы оснащения медорганизаций, кадровый дефицит и так далее. С этими недостатками Свердловская область и встретила пандемию в марте 2020 года.

Скупой платит дважды

Все эти недостатки полностью проявились на Среднем Урале при первом же подъеме заболеваемости COVID-19 в апреле 2020 года. Выяснилось, что для борьбы с пандемией в области не хватало всего: мест, оборудования, лекарств, врачей и даже средств индивидуальной защиты для медиков. В итоге вся экономия оптимизации была сведена к нулю в том числе за счет восстановления структур, которые ранее были сокращены.

Обнаружилась также крайняя неповоротливость регионального минздрава. Особенно это проявилось в истории с обеспечением больниц аппаратами компьютерной томографии (КТ). Из-за отсутствия КТ екатеринбуржцы и жители области вынуждены были ездить на обследование в соседние регионы.

Только к началу июля (на пике роста заболеваемости) министерство все-таки купило первые четыре аппарата. Большая часть из них поступила в Екатеринбург. К слову, Оренбургская область к тому времени закупила 12 КТ.

Медленная реакция свердловского минздрава на ситуацию привела в конечном счете к отставке Андрея Цветкова (его сменил Андрей Карлов). Увольнению предшествовал визит на Средний Урал главы Минздрава РФ Михаила Мурашко, который раскритиковал работу региональных властей по борьбе с коронавирусной инфекцией и рекомендовал губернатору Евгению Куйвашеву сменить руководство областного министерства.

Однако после смены руководства областного минздрава ситуация особо не изменилась. В регионе по-прежнему возникают проблемы, которые А. Карлову приходится в буквальном смысле решать в ручном режиме. Так, в сентябре 2020 года жители области столкнулись с дефицитом лекарственных препаратов в аптеках. В муниципалитетах по-прежнему наблюдаются проблемы с обеспечением аппаратами КТ.

Например, в период с 26 ноября по 8 декабря 2020 года в Ирбитской ЦГБ вышел из строя аппарат КТ, в результате пациенты полностью остались без диагностики и альтернатив. В ближайших муниципалитетах с исправным оборудованием и без того сильная нагрузка.

На фоне непрекращающихся сбоев в свердловской системе здравоохранения возникает вопрос, будет ли Михаил Мурашко подводить итоги работ региональных минздравов, прежде чем запускать новую реформу.

УрБК будет следить за развитием событий.

Вернуться в раздел » Статьи
Материалы по теме
29.01.2021 В России с 2010 по 2019 год сократили 40% мест в инфекционных больницах

УрБК, Москва, 29.01.2021. В России с 2010 по 2019 год было сокращено 40% инфекционных коек для взрослых пациентов. ...

29.07.2020 Глава свердловского минздрава официально отправлен в отставку

УрБК, Екатеринбург, 29.07.2020. Губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев официально отправил в отставку ...

27.07.2020 В Свердловской области меняют министра здравоохранения

УрБК, Екатеринбург, 27.07.2020. Глава Минздрава РФ Михаил Мурашко одобрил кандидатуру главврача Детской клинической ...

21.07.2020 Свердловский оперштаб отчитался об увеличении коек за счет недолеченных больных

УрБК, Екатеринбург, 21.07.2020. В Свердловской области за последние несколько дней высвободили места в коечном фонде за ...

21.07.2020 Росздравнадзор выявил нарушения в системе здравоохранения Свердловской области при оказании помощи пациентам с COVID-19

УрБК, Екатеринбург, 21.07.2020. Росздравнадзор выявил грубые нарушения в системе здравоохранения Свердловской области ...