Статьи

Иллюзии банкротства

27 ноябрь 2019 (14:30)

Иллюзии банкротстваВ конце осени 2019 года Минэкономразвития РФ (МЭР) озвучило новые поправки в закон об упрощенной процедуре банкротства граждан. В частности, в документ были добавлены положения о внесудебной процедуре банкротства для физлиц, долги которых не превышают 700 тыс. руб., а также о снижении срока процедуры до одного года. Однако, по мнению экспертов, смягчение условий по признанию некредитоспособности отдельных заемщиков не спасет от ухудшения ситуации на рынке потребкредитования.

«Панацея» от долгов

Напомним, что закон об упрощенной процедуре банкротства частных лиц разрабатывается уже четвертый год. Ранее глава МЭР Максим Орешкин заявил, что в 2021 году закредитованность россиян может привести к кризису на рынке потребительского кредитования. По его мнению, уже сейчас нужно готовить меры помощи заемщикам, которые оказались в тяжелой жизненной ситуации, чтобы они могли выйти из нее постепенно и с наименьшими потерями.

Прежде всего поправки коснутся граждан, чьи долги не превышают 700 тыс. руб. Им разрешат обратиться в саморегулируемую организацию арбитражных управляющих с просьбой о внесудебном банкротстве, что в итоге обойдется всего в 3 тыс. руб.

В дальнейшем организация арбитражных управляющих должна опубликовать сведения на Федресурсе (Единый федеральный реестр юридически значимых сведений о фактах деятельности юридических лиц, индивидуальных предпринимателей и иных субъектов экономической деятельности), после чего последует введение моратория на удовлетворение требований кредиторов. Как ожидается, такая процедура продлится около года, после чего частного заемщика признают банкротом, при этом непогашенные кредитные долги будут списаны. Хотя кредитор или Федеральная налоговая служба (ФНС) имеют право в течение данного времени потребовать признать должника банкротом в обычном порядке, и если требование посчитают обоснованным, то его исполнят.

Многие частные заемщики, утратившие свою кредитоспособность, возлагают на новую процедуру большие надежды. Однако, по словам экспертов, личное банкротство позволяет избавиться далеко не от всех долгов. В частности, неплатежи по алиментам или долги за жилищно-коммунальные услуги не могут быть списаны. Более того, во время процедуры банкротства заемщик не может распоряжаться своим личным имуществом и денежными счетами.

«К сожалению, немалая часть наших сограждан, набрав в свое время кредитов и не сумев в силу невысокой финансовой грамотности и желания жить явно выше своих фактических финансовых возможностей, сейчас столкнулась с невозможностью или, по крайней мере, существенными затруднениями при обслуживании задолженности. При этом немалая доля из них рассматривает процедуру банкротства как некую панацею, позволяющую избавиться от долгов «малой кровью». На самом деле предложенные поправки никак не облегчат жизнь подобным заемщикам», — уверен аналитик ГК «ФИНАМ» Алексей Коренев.

По мнению эксперта, снижение верхней границы кредитного долга, при которой можно рассчитывать на досудебное урегулирование проблем, с одной стороны, актуально для многих заемщиков, но, с другой — вводит их в некоторое заблуждение.

«На самом деле процедура банкротства совсем не такая легкая и безобидная, как многим может показаться. Мало того, что большая часть имущества банкрота будет «пущена с молотка» (нельзя продавать лишь единственное жилье и некоторые предметы быта, без которых обойтись невозможно), так к тому же банкрот в какой-то степени оказывается «поражен в правах» на очень длительный срок», — уточнил аналитик.

Как отмечают эксперты, заемщик, признанный банкротом, в течение нескольких лет не имеет права занимать определенные должности в государственных органах, а также не сможет претендовать на получение нового кредита (в условиях практически единой и прозрачной базы кредитных историй получить заем в другом банке у него, скорее всего, тоже не получится). «Кроме того, должник может столкнуться с трудностями при устройстве на работу. Полагаю, в процессе подготовки процедуры банкротства данной категории заемщиков все это будет доходчиво объяснено во избежание появления излишних иллюзий. Так что вряд ли стоит ожидать лавинообразного роста числа банкротств», — пояснил УрБК Алексей Коренев.

Новая уловка от кредиторов

Вместе с тем новые поправки в законопроект о личном банкротстве намного облегчат жизнь проблемным заемщикам. Как отмечают банковские эксперты, прежде всего они смогут выиграть на стоимости процедуры банкротства.

«Сейчас, чтобы признать физическое лицо банкротом, надо существенно потратиться: заплатить 300 рублей за госпошлину при подаче в суд, 25 тыс. руб. за вознаграждение управляющего, кроме того, нужно учесть стоимость всех расходов, связанных с банкротством (публикация объявлений, организация торгов и т.д.), и стоимость услуг юриста. Итоговая сумма может превышать сотню тысяч рублей, и для человека, находящегося в трудной жизненной ситуации, это серьезные деньги. И, чтобы на такое решиться, надо хорошо подумать. Но если основные расходы будет нести фонд поддержки внесудебного банкротства граждан, то финансовая сторона сделки для человека будет уже неактуальна. Поэтому велик риск того, что признавать себя банкротами начнут заемщики, которые вовсе не испытывают финансовых трудностей, а просто уклоняются от своих обязательств перед кредитором», — подчеркнул в комментарии УрБК директор центра качества активов Уральского банка реконструкции и развития Виктор Черванев.

По данным Федресурса, количество участников банкротных торгов в III квартале 2019 года увеличилось на 14% по сравнению с аналогичным периодом 2018 года. По мнению банковских экспертов, при введении новой правовой нормы их число будет только расти.

«В развитой экономике банкротство является одной из форм финансового оздоровления. Но в контексте нового законопроекта смысл этой процедуры изменится. Новая редакция закона фактически освободит частных заемщиков банков от каких-либо существенных затрат при банкротстве. Таким образом, можно прогнозировать рост числа фиктивных банкротств, потому что некоторые заемщики обязательно используют эту упрощенную процедуру просто для списания текущей задолженности», — предупреждает директор по юридическим вопросам банка «НЕЙВА» Олег Матюшичев.

По мнению эксперта, прежде всего так будут поступать изначально недобросовестные должники, которые «добавят к своей богатой коллекции способов избегания ответственности перед банком еще один».

«Кроме того, новый законопроект в случае принятия стимулирует и без того уже сильное желание россиян получить кредит — ведь теперь они всегда будут защищены возможностью объявить себя банкротом в любой момент и избежать неприятных последствий, например, общения с сотрудниками коллекторских агентств», — убежден Олег Матюшичев.

Представители банков считают, что в новой редакции законопроект излишне защищает интересы должников, для которых процедура банкротства, с его принятием, станет почти бесплатной.

«Я думаю, что в законе много недоработок. В частности, законодатель, защищая интересы должников, которые действительно испытывают финансовые трудности, открывает новые «лазейки» для недобросовестных заемщиков. То есть у таких людей появляется возможность набрать кредитов и потом признать себя банкротом, потратив на эту процедуру минимум средств», — считает директор центра качества активов УБРиР Виктор Черванев.

Невозвратные потери

Возникновение просроченной задолженности, по мнению финансовых аналитиков, крайне невыгодно самим банкам, поскольку требует от них формирования дополнительных резервов по просроченным ссудам, что в конечном итоге ухудшает качество и объемы работающих активов кредитных организаций.

«Нововведения просто упрощают процедуру для определенной категории заемщиков, но никак не делают банкротство легкодоступным механизмом списания долгов. То же самое касается и «бесплатности» процедуры банкротства: услуги юристов, расходы на реализацию имущества и иные затраты в совокупности окажутся достаточно большими, чтобы не вызывать у недобросовестных заемщиков неоправданные надежды. Что касается затрат кредитных учреждений, то следует понимать, что процедура банкротства для них тоже не слишком выгодна, так как в большинстве случаев погасить полностью задолженность банкрота за счет реализации его имущества не удается. Так что для банка это тоже отчасти безвозвратные потери. И уже сейчас значительная часть кредиторов предпочитает договориться с заемщиками, попавшими в затруднительное положение, «миром», реструктурируя и рефинансируя задолженность, предоставляя «каникулы» по выплате как процентов, так и основного тела долга», — подчеркнул в комментарии УрБК аналитик ГК «Финам» Алексей Коренев.

В противном случае банки могут столкнуться с серьезными дополнительными расходами, а значит, у кредитных организаций возрастают финансовые риски.

«Если кредит становится невозвратным, то банку приходится формировать под него 100% резерв, а если количество таких кредитов будет расти, то у кредитной организации будут увеличиваться расходы, снижаться прибыль и расти давление на капитал», — уточнил директор центра качества активов Уральского банка реконструкции и развития Виктор Черванев.

Вместе с тем эксперты отмечают, что в новых поправках закона предусмотрен и механизм, позволяющий снизить риск фиктивных банкротств.

«В документе предусмотрены условия для получения должником доступа к упрощенной процедуре банкротства. Например, отсутствие сделок по отчуждению имущества в течение последних трех лет, отсутствие судимости за экономические преступления, требования в части размера доходов, участия в коммерческих организациях и другие условия. Об исходе столкновения этих трендов, которое, скорее всего, произойдет, судить еще рано», — пояснил директор по юридическим вопросам банка «НЕЙВА» Олег Матюшичев.

Однако уже сегодня каждый четвертый должник банка, по данным Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств (НАПКА), имеет просрочку по кредитам более трех месяцев. Всего таких заемщиков уже 10 млн человек, причем с января по сентябрь 2019 года число таких просрочек выросло на 4%. Представители НАПКА уверены, что причина увеличения невозврата кредитных долгов кроется в отсутствии существенного роста уровня располагаемых доходов.

«Необходимо, чтобы они повышались хотя бы на половину процентной ставки, которую платят заемщики с высоким показателем долговой нагрузки», — считают эксперты.

Российские коллекторы опасаются, что растущая просрочка по кредитам может привести к тому, что платить своевременно перестанут почти все заемщики.

По данным Национального бюро кредитных историй (НБКИ), количество потенциальных банкротов (с просроченным долгом более чем 500 тыс. руб. сроком свыше 90 дней — прим. ред.) только в Свердловской области в январе-октябре этого года выросло на 15,1% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года и по состоянию на 1 ноября 2019 года составило 42 тыс. 286 заемщиков.

Как сообщили в НБКИ, наибольшая динамика роста числа потенциальных банкротов в 2019 году зафиксирована в Свердловской (+15,1%), Самарской (+10,6%), Челябинской (+9,7%) и Иркутской (+9,5%) областях, а также в Москве (+9,2%) и Московской области (+8,6%).

В свою очередь, представители российских банков предупреждают, что «формируется тренд, который говорит об устойчивом росте уровня просрочек по вновь выдаваемым необеспеченным кредитам». По мнению банкиров, это происходит, потому что в 2017 и 2018 годах наблюдалось увеличение объемов выдачи займов на 25-30% в год, которое не подкреплялось ростом располагаемых доходов населения.

Таким образом, принятие новых правовых норм в законе о личном банкротстве прежде всего облегчит жизнь недобросовестным заемщикам, которые получат законный способ списать банковские долги, избежав при этом коллекторского преследования. Более того, не исключено, что снижение верхней планки «плохих» долгов, при которой можно рассчитывать на досудебное решение кредитных проблем, лишь усугубит финансовую ситуацию в данном сегменте рынка.

Другие материалы по теме: