Статьи

Банкротный «потенциал» Среднего Урала

14 сентябрь 2017 (16:29)

Банкротный «потенциал» Среднего УралаВ Свердловской области на сегодняшний день аналитики насчитывают 25,7 тыс. потенциальных банкротов-физлиц, что на 2,5 тыс. человек выше уровня января 2017 года. По данным, Объединенного кредитного бюро (ОКБ), их доля в общем числе заемщиков в регионе превышает средний по России уровень. При этом банки не торопятся подавать в отношении таких граждан иски о банкротстве, до последнего стараясь вернуть средства иными путями. Между тем рост числа «плохих» кредитов, по мнению экспертов, приводит к снижению качества активов самих банков.

Напомним, к потенциальным банкротам относят граждан, которые попадают под действие закона о банкротстве — имеют долг более 500 тыс. руб. и просрочку платежа 90 и более дней хотя бы по одному кредиту.

Согласно статистике ОКБ, по итогам I полугодия 2017 года в Свердловской области насчитывалось 25,7 тыс. потенциальных банкротов, что составляет 1,6% от общего числа заемщиков. Аналогичный показатель в среднем по России составляет 1,4%. Таким образом, Средний Урал занимает четвертое место среди субъектов РФ с самым большим количеством потенциальных банкротов в абсолютном выражении. Больше всего таких заемщиков зафиксировано в столичном регионе — 115 тыс. чел., Санкт-Петербурге и области — более 44 тыс. чел., в Краснодарском крае — 29 тыс. чел.

«Кризис, происходящий в стране, уже является системным, его нельзя списать на временные явления. И факт, что у нас потенциальных банкротов больше, чем в других регионах, связан с тем, что экономическая активность в Свердловской области всегда была выше, чем в среднем по России. Мы страдаем от кризиса больше, чем многие другие субъекты РФ», — рассказал независимый финансовый аналитик Константин Селянин.

По данным ОКБ, средняя сумма задолженности потенциального банкрота в Свердловской области составляет 1 млн 741,7 тыс. руб. Несмотря на столь значимые суммы, банки избегают подавать иски о несостоятельности в отношении недобросовестных заемщиков. По данным Свердловского арбитражного суда, в настоящее время в производстве находится немногим более 1 тыс. дел о банкротстве граждан.

«Банкротство физического лица требует большого количества времени для юриста, который будет представлять его интересы в суде, их услуги для банков стоят денег, к тому же это длительный процесс, который может затянуться на много месяцев. Кредит, который не возвращается 90 дней, резервируется. Банк может попытаться через коллекторские агентства взыскать эти долги — это в любом случае быстрее. Именно поэтому кредитные организации не спешат выводить своих должников в банкротство», — отметил независимый финансовый аналитик Виталий Калугин.

В то же время, согласно исследованию рейтингового агентства АКРА, уровень проблемных долгов на балансе российских банков достиг пика за последние десять лет — 12-15% по сектору. Как отмечают эксперты агенства, нередки случаи, когда кредиты были реструктурированы неоднократно, то есть эти проблемы копятся на балансах банков годами.

«В результате того, что частные банки затягивали с решением старых проблем и реализовывали агрессивные бизнес-модели, доля проблемной задолженности в их кредитных портфелях в настоящее время превышает 15% и зарезервирована только на 38%», — подсчитали в АКРА.

Аналитики агентства полагают, что если сейчас одномоментно признать полное обесценивание существующих проблемных долгов, это приведет к заметной потере капитала и может стать причиной падения уровня достаточности капитала банков до регуляторных минимумов.

Между тем уральские эксперты пока не считают ситуацию в регионе критической. Хотя увеличение числа потенциальных банкротов отрицательно влияет на качество банковских активов, они полагают, что кредитные организации, ведущие деятельность на территории Свердловской области, имеют собственные механизмы регулирования, снижающие это влияние.

«Рост числа потенциальных банкротов, безусловно, несет опасность для банковского сектора. Он негативно влияет на качество активов банков: такая тенденция сегодня действительно существует. Кроме того, чем больше у банка «плохих» кредитов, тем больше он должен перечислять в фонд обязательного резервирования и тем меньше у него средств для ведения операционной деятельности. В то же время, кредитные организации могут минимизировать влияние указанных трендов за счет продуманного отношения к оценке активов и риск-менеджмента», — пояснил Константин Селянин.

Таким образом, банковский сектор региона, по словам экспертов, сегодня находится «в заложниках» у экономического кризиса. Закредитованность свердловчан продолжает расти, и доля потенциальных банкротов в общем числе заемщиков пропорционально увеличивается. Вопрос о том, смогут ли банки справиться с такой нагрузкой при условии развития негативных тенденций в экономике, остается открытым.

Другие материалы по теме: