Статьи

Банкротам не до зарплаты

3 август 2017 (17:46)

Банкротам не до зарплаты В Свердловской области, как и в России в целом, накаляется ситуация по выплате просроченной задолженности по заработной плате. Особенно остро, считают в госинспекции труда, стоит вопрос с банкротными предприятиями. Действующее законодательство о несостоятельности юридических лиц ставит выплаты работникам во вторую очередь, и нередки случаи, когда до них ничего не доходит. Между тем сама процедура конкурсного производства регулируется Гражданским кодексом, а потому госинспекторы никак не могут вмешаться в этот процесс.

По данным Госинспекции труда Свердловской области, на 1 января 2017 года задолженность по зарплате в регионе имели 27 организаций перед 3,5 тыс. работников. Общая сумма составляла 112 млн руб. За полгода госинспекторы выявили еще 272,5 млн руб. задолженности перед 5,5 тыс. работников у 25 предприятий. За этот же период удалось добиться погашения долгов по зарплате перед 7,1 тыс. граждан на сумму 237,13 млн руб.

Таким образом, к середине лета предприятия Свердловской области оказались должны по меньшей мере 150 млн руб. почти 4 тыс. сотрудников. Для сравнения, в конце июля Росстат отчитался о задолженности в 1,1 млн руб. перед 71 работником.

Сейчас любое сообщение о задержке заработной платы является основанием для проверки госинспекторов, уверяют в Свердловской ГИТ.

«Мы приняли решение, что по любой информации, по любому обращению гражданина о невыплате заработной платы государственные инспекторы труда обязаны назначить проверку. Если раньше мы более дифференцировано к этому вопросу подходили — проверки назначались не всегда, то сейчас ситуация очень серьезная с задолженностью по заработной плате. Может, это и не очень звучит с учетом тенденции на сокращение проверок и нагрузки на бизнес, но в этом вопросе мы не можем уступить. Никакая экономическая ситуация не должна объяснять или как-то оправдывать невыплату работникам заработной платы», — рассказал в ходе публичных слушаний правоприменительной практики органа заместитель главного государственного инспектора труда (по правовым вопросам) в Свердловской области Михаил Балакин.

При этом инспекторы признают, что фактически не имеют полномочий на вмешательство в погашение задолженности на предприятиях-банкротах. Действующий закон ставит выплаты работникам таких предприятий во вторую очередь, после того, как будут погашены внеочередные выплаты и оплачена сама процедура банкротства, в том числе с учетом зарплаты арбитражного управляющего.

Между тем в ГИТ уверены, что зарплаты работникам необходимо погашать в первую очередь, иначе высока вероятность, что до работников ничего не дойдет.

«Задолженность по банкротным предприятиям является тем очагом, который может привести к социальной напряженности, к взрывам, акциям протеста. Недавно вся Российская Федерация один из таких очагов узнала. Я имею в виду историю с нашим Нижнетагильским заводом теплоизоляционных изделий. Предприятие было банкротное, но оказалось, есть пути, которыми можно закрывать долги по заработной плате. Соответственно, наверное, эти пути были и когда банкротство еще не наступило», — отметил Михаил Балакин.

Напомним, Нижнетагильский завод теплоизоляционных изделий (НТЗТИ) задолжал 195 работникам свыше 13,3 млн руб. Следственные органы возбудили уголовное дело еще в сентябре 2016 года, в январе 2017-го предприятие признали банкротом. Однако выплаты начались только в июле, после того, как работники НТЗТИ в ходе «прямой линии» пожаловались президенту РФ Владимиру Путину. В результате учредитель предприятия Денис Кокорин в течение нескольких дней практически полностью погасил многомиллионный долг. Сейчас он обвиняется в хищении 32 млн руб. и находится под домашним арестом.

Уполномоченная по правам человека в Свердловской области Татьяна Мерзлякова утверждает, что конкурсной массы предприятия хватало, чтобы полностью погасить задолженность. По прогнозу, выплаты должны были начаться еще в январе.

«Что касается Нижнего Тагила, я видела прогноз, что в январе будет выплачена заработная плата. Я точно знаю, что там хватало конкурсной массы, и там шло конкурсное производство. Кто где так тщательно работает сейчас по банкротству?», — прокомментировала омбудсмен.

По ее словам, смена очередности кредиторов не решит проблему с задолженностью по зарплатам сотрудников предприятий-банкротов. Как и создание государственного или страхового фонда по погашению долгов по зарплате (такие предложения тоже озвучивают некоторые эксперты).

«Мы права собственников сейчас подняли значительно выше, чем трудовые права человека. Вот сейчас, например, плавильный цех начал пилить собственник, он ему не нужен. То, что 700 человек на улице, что это градообразующее предприятие и многое другое, говорят все. Все абсолютно. Но все сделано по закону, собственник имеет право. А служба занятости должна трудоустроить людей. А как можно сегодня с легкостью трудоустроить мощнейших плавильщиков, имевших хорошую заработную плату, хороший трудовой потенциал, даже на территории Свердловской области?», — заявила Татьяна Мерзлякова.

В результате госинспекторы труда сейчас отслеживают заявления о банкротстве, опубликованные на сайте Арбитражного суда Свердловской области. Так, сотрудники надзорного органа надеются разрешить ситуацию с зарплатами до объявления предприятия несостоятельным.

«Мы мониторим сайт Арбитражного суда, выявляем те предприятия, в отношении которых подаются заявления о банкротстве, чтобы на ранней стадии постараться либо совсем не допустить задолженности по заработной плате, либо постараться в максимально возможной степени ее погасить до тех пор, пока предприятие уйдет в банкротство. Мы все знаем, что на очередность в рамках банкротства госорганы влияния оказать не могут — там законодательство гражданское, и оно очень четко выверено. Когда предприятие ушло в банкротство, погасить задолженность, в том числе с продажей конкурсной массы, может уже только конкурсный управляющий», — пояснил Михаил Балакин.

По оценкам экспертов, банкротства предприятий за последние год-полтора являются отложенным следствием экономического кризиса. После ослабления рубля в декабре 2014 года некоторые предприятия пытались продолжить работу в условиях стагнации рынка, однако спустя годы стало очевидно, что продолжение финансовой деятельности невозможно. Можно прогнозировать, что волна банкротств на этом не закончится, а вместе с ними останутся и многомиллионные долги по зарплатам.

Другие материалы по теме:


Loading...