VIP-Интервью

Андрей Беседин: Свердловские предприятия держат удар кризиса

2 февраль 2017 (16:54)

Фотография с сайта uralcci.com Президент Уральской торгово-промышленной палаты Андрей Беседин рассказал ИАА «УралБизнесКонсалтинг» о том, как чувствует себя промышленное производство Свердловской области в кризисное время, о новых стратегических партнерах и о сильных сторонах свердловской промышленности.

— Андрей Адольфович, как в целом Свердловская область реагирует на кризисные события в стране?

— В 2013 году, когда кризисные явления только начали проявляться, была сформулирована мысль о том, что на Свердловскую область обрушится «золотой дождь». Сейчас можно сказать, что это не ливень, а скорее осадки. Мы несем затраты в рублевой зоне, и наше государство инфляционные процессы сдерживает, а в это время мы продаем по стабильным ценам еще и при нынешней курсовой разнице. Это все, безусловно, на руку экспортерам. Мы видим это по своей работе, потому что через нас идет практически весь экспорт, и отмечаем увеличение активности наших предприятий несмотря ни на что. Потому что кроме определенной доходности, более интересной за рубежом, нежели внутри страны, многие производители отмечают сложности с работой за границей. Например, трудности в ведении партнерской работы, различные ограничительные санкционные и персональные риски.

Тем не менее мы видим, что свердловские предприятия сориентировались в сложной обстановке, держат удар. В самый непростой 2015 год мы увидели прирост в размере 218 предприятий в Свердловской области, которые раньше не ориентировались на экспорт, а сейчас начали экспортировать. Если смотреть по Уральскому федеральному округу, то там виден большой разрыв: на первом месте мы, затем Челябинская область, которая еще в плюсе, а вот большинство других регионов показывает падение числа экспортеров.

— Как так получилось?

— Резюмируя, можно сказать, что Свердловская область использовала преимущество экономического кризиса. В сложной ситуации мы из нее выделили не плохие стороны, а именно те самые открывающиеся возможности. Это в первую очередь касается новичков.

Что касается традиционных поставщиков. Там разные ситуации — у черных металлургов одна ситуация, а у титановой корпорации принципиально другая. У второй сейчас достигнуты определенные договоренности и заключены долгосрочные проекты. Один из проектов, который недавно рассматривался нашим титановым гигантом и его американским партнером, рассчитан на 25 лет.

В общем, нужно сказать, что у каждого предприятия разная ситуация, которая в первую очередь зависит от мировой конъюнктуры. И здесь нельзя обойти тему, которая недавно поднималась на экспертном совете уральских предпринимателей. Нам нужно двигаться в двух направлениях: смотреть все преимущества, особенности занятых нами позиций в наших традиционно успешных сферах (вся металлургия, машиностроение, энергетическая и транспортная сфера), но в будущем мы не должны успокаиваться, мы должны думать, что будет востребовано на мировом и российском рынке завтра и даже послезавтра.

Инженерная мысль сейчас быстра. Пару лет назад на «Иннопроме» представитель корпорации Apple показал презентацию, где говорилось: «Раньше процесс от зарождения идеи создания телевизора до появления самого телевизора занимала 50 лет. От идеи создания сотового телефона до реализации этого проекта уходило 4 года. Сейчас эти процессы намного быстрее». Мысль сжимается. Нужно думать, что станет материалом завтрашнего дня, как мы будем реагировать на то, если какие-то отрасли начнут меньше потреблять наших традиционных материалов. Сегодня у любого предприятия должна быть стратегия развития.

В целом ситуация с экспортом мной расценивается как период возможностей. Есть некоторые проблемы, связанные с санкционными ограничениями, но в целом ухудшения ситуации нет. Мы очень быстро перестроились на новые рынки без политических ограничений. Сегодня наш бизнес двигается в направлении новых партнеров, что тоже хорошо. Это заставляет посмотреть на круг возможных клиентов. Был период, когда мы во всем сотрудничали в первую очередь с Германией, но вот только она отошла на второй план, и мы вдруг вспомнили, что есть Китай, Япония, Корея. Когда с Германией снова все наладится, то у нас будет не один партнер, а четыре.

— На какие новые рынки мы сейчас выходим и с какой продукцией?

— Все новое — это хорошо забытое старое. Бизнес всегда смотрит на то, как получить эффект с меньшими потерями и с меньшими затратами. Соответственно, нормальный бизнесмен и регион, в том числе сегодня, оценил историю забывающегося периода успешного партнерства с рядом стран. К примеру, Алжир, где достаточно успешно работающий металлургический комплекс по-прежнему функционирует на огромном количестве нашей машиностроительной продукции, в том числе и «Уралмашзавода». Нам нужно успевать вернуться на рынок, потому что на многих мировых предприятиях большое количество технических специалистов и главных инженеров, которые работали с нашей продукцией, у них есть наша документация, они строили свою работу на наших стандартах. Им не нужны какие-то адаптационные вещи. Таких стран достаточно много: они есть на африканском континенте, они есть в Азиатско-Тихоокеанском регионе. С их стороны мы видим готовность к сотрудничеству. Нам нужно пробиваться и в Европу, и у нас есть ценовая возможность, потому что бизнес не сильно подвержен политике, он от нее зависит, но у него мотивация другая. Но в Европу сложнее попасть, в том числе потому, что там очень силен протекционизм.

Так, за 2016 год введено только учтенных 519 заградительных протекционистских барьеров со стороны европейских стран. Между тем в странах африканского континента такого нет. Мы видим интерес к нашей продукции у стран Карибского бассейна. Это очень интересный регион, который кажется экзотическим, но если вспомнить историю, то это страны, которые всегда сотрудничали с Советским Союзом.

В прошлом году Уральская ТПП приняла около 115 делегаций из разных стран, и этот факт говорит сам за себя. Но самым стратегически важным партнером для нас остается, безусловно, Китайская народная республика. Китай — отзывчивая и активная страна в плане сотрудничества. Там появись новые мотивы работы, они перестали говорить только о поставках именно китайской продукции. Сейчас уже идет разговор и о поставках уральской продукции в Китай, и о создании совместных производств.

— Какие предприятия сейчас быстрее всего перестраиваются и какие направления лидируют в промышленности Свердловской области?

— У больших предприятий инерционность немного больше в силу того, что там разветвленные структуры, сложнее процесс принятия решений и большая степень контроля за безопасностью, экспертными оценками. Гиганты предпочитают не рисковать, потому что у них будут очень большие потери в случае ошибки. Но у крупных компаний есть и преимущества: они могут генерировать совершенно отвлеченные проекты. Например, УГМК сегодня активно развивает сельскохозяйственное производство — расширяет мощности тепличных комплексов своего дочернего ЗАО «Тепличное» и работает над развитием трубного подразделения в Сербии.

Малому бизнесу такое не доступно в силу нехватки ресурсов, а вот средний бизнес в этом плане более подвижный из-за того, что он может быстрее маневрировать и принимать решения. Мне кажется, именно этот сегмент будет быстрее расти. Например, уральская компания «Наш двор», которая пытается освоить мировое пространство со своими детскими площадками. Они уже поставили пилотный проект в центре Лондона, что очень смело.

Что касается лидирующих отраслей, то здесь все просто: где выше компетенции, там и больше возможностей. Когда мы говорим о металлургии, то нужно понимать, что мы давным-давно не торгуем сырьем, рудой, продукцией низкого передела. Когда мы говорим о наших лидерах в металлургии — группе ЧТПЗ, Трубной Металлургической Компании, — то они во все больших масштабах поставляют конечный продукт для пользования. Это касается и наших медников, и титанового гиганта, который с каждым годом повышает степень переделки и предлагает заказчику уже готовые для сборки продукты.

Машиностроение, в свою очередь, тоже наша сильная компетенция, но здесь нам нужно немного больше усилий, потому что был период, когда мы рынок потеряли с постоянными перетрубациями на том же «Уралмаше». Но остаются и сильные позиции — это продукция для металлургии, для нефти, газа и химических производств. Серьезное направление также — это транспортное машиностроение. Оно у нас представлено компанией «Синара Транспортные машины» и его скоростным поездом «Ласточка» (проект реализуется совместно с Siemens AG), «Уралвагонзаводом», а также группой оборонных предприятий, которые готовы разрабатывать коммунальную и дорожно-строительную технику.

Серьезных успехов достигла машиностроительная отрасль энергетической направленности. Здесь стоит упомянуть нашего лидера в турбинном строении — Турбинный завод, а также предприятия, которые относятся к электротехническому машиностроению — это Группа СВЭЛ, Свердловский завод трансформаторов тока и многие другие компании, которые, бесспорно, являются конкурентами и с технологической точки зрения и уровня производства. Поэтому со стороны производства мы уже не уступаем, а с точки зрения цены даже выигрываем.

Другие материалы по теме:


Loading...