Мнение экспертов

Мифы «торфяного холдинга» Алексея Бастрикова

30 июнь 2010 (17:17)

Известный в прошлом рейдер, а ныне — близкий к разорению предприниматель Алексей Бастриков пытается спастись от кредиторов с помощью «малой энергетики». Но эксперты подозревают его в очередной попытке «кинуть» людей, доверивших ему свои деньги.

Предприниматель Алексей Бастриков не часто попадает в информационные сводки. Последний раз его имя мелькало в прессе и на телевидении в связи с попыткой захвата завода «Уралхиммаш» 10 лет назад. Тогда он в компании с еще одним известным рейдером, Павлом Федулевым, пытался установить контроль над этим заводом.

Впрочем, не так давно он опять обратил на себя внимание прессы. На этот раз — участием в громких финансовых авантюрах. По данным Арбитражного суда Свердловской области, близкие к нему предприятия задолжали своим контрагентам более полумиллиарда рублей. К несчастью для предпринимателя, по некоторым сделкам он лично выступил поручителем. Это означает, что теперь расплачиваться за долги ему придется собственным имуществом, а может быть, и свободой.

Нет ничего удивительного в том, что предприниматель пытается отсрочить свое разорение. Методы он для этого изобретает самые различные. Так, кредиторам Бастрикова стало известно, что он оформил развод со своей супругой, переписав на нее значительную часть своего имущества. А при общении со своими кредиторами он всё чаще предлагает им вместо денег участие в тех или иных «инвестиционных проектах».

Одно из таких «заманчивых предположений» — совместное участие в программе развития малой торфяной энергетики. Бастриков предлагает кредиторам дать ему еще немного денег, на которые он построит торфяные энергостанции и будет отапливать и освещать деревни и веси Урала.

На первый взгляд, предложение Бастрикова может показаться заманчивым. В самом деле, под его контролем находится ряд предприятий торфяной отрасли, чуть ли не целый торфяной холдинг. В него входят Уральский институт по проектированию предприятий топливной промышленности, ОАО «Уральская торфяная компания», ОАО «Торгово-производственное объединение «Торфус», ОАО «Свердлторф», ООО «Уральская инвестиционная торфяная компания». Этим предприятиям принадлежит несколько месторождений торфа, и на первый взгляд инвестиционная программа Бастрикова кажется реальной.

Но только на первый взгляд. Достаточно начать выяснять подробности проектов, и становится очевидным, что это не более чем очередная авантюра известного в прошлом рейдера.

Во-первых, выясняется, что предприятия Бастрикова не имеют никакого отношения к программе развития малой энергетики Свердловской области. Об этом прямо заявляют в министерстве промышленности региона.

«ОАО «Уральский институт по проектированию предприятий топливной промышленности», ОАО «Уральская торфяная компания», ОАО «Торгово-производственное объединение «Торфус» и другие предприятия, контролируемые Алексеем Бастриковым, не принимают участия в каких-либо программах по развитию предприятий Министерства промышленности Свердловской области. У нашего ведомства мало информации о деятельности этих предприятий. Да, сам факт их существования министерству известен, но более подробной информацией у нас никто не обладает», — отмечает пресс-секретарь Министерства промышленности Свердловской области Максим Стругов.

Аналогичная позиция и у областного министерства энергетики и ЖКХ.

«Пока трудно говорить о том, что в нашем регионе существует такая отрасль, как торфяная малая энергетика. В настоящее время ведется работа по созданию торфяной концепции Свердловской области и привлечению потенциальных инвесторов к реализации пилотных проектов в этой сфере. В любом случае, никаких конкретных программ с участием госфинансирования пока не реализуется», — отмечает министр энергетики и ЖКХ Свердловской области Юрий Шевелев.

Во-вторых, по мнению наблюдателей, и сами предприятия Алексея Бастрикова мало подходят для реализации подобных энергопроектов. Так, НИИ «Уралторф» в настоящее время мало похоже на научно-исследовательское учреждение. Большая часть его превращена Бастриковым в офисы категории «С». Площади института сдаются в мелкую розницу десяткам небольших фирм. Здесь же, на Шарташской, 19, зарегистрированы и многие предприятия Бастрикова. За самим институтом осталось всего несколько кабинетов. Каков его действительный исследовательский потенциал? Сохранил ли он прежние научные кадры? Может ли он всерьез заняться разработкой проектов в сфере малой энергетики? Можно предположить, что на все эти вопросы будет дан отрицательный ответ.

Да и остальные предприятия «торфяного холдинга», по мнению наблюдателей, давно работают не на «большую энергетику». Основной продукт, который они предлагают своим потребителям, — это… торфоперегнойные горшочки для выращивания рассады. Создавать на их основе котельные как минимум неэффективно.

Очевидно, что план Бастрикова потерпит фиаско. Вряд ли кто-нибудь из его бывших партнеров клюнет на столь «своеобразный» инвестиционный проект. Впрочем, контрагентам Алексея Бастрикова стоит как минимум удвоить свою бдительность. Не исключено, что предприниматель будет изобретать всё новые и новые схемы облапошивания своих кредиторов.

Другие материалы по теме: