Статьи

УрФУ: минус 700 ставок

31 август 2015 (16:37)

Фотография с сайта old.urfu.ruУральский федеральный университет из-за реформы начал терять квалифицированные кадры. Преподаватели, в том числе профессора, отказываются работать по новым правилам, предложенным ректоратом в рамках превращения вуза в научно-исследовательский центр. Заявления об уходе пишутся накануне начала учебного года, и администрации университета приходится срочно искать замену для ушедших специалистов.

Ожидание

Уральский федеральный университет переживает очередную коренную реформу. Вуз стремится попасть в федеральную программу по финансированию отечественной науки. Для этого университету нужно в ближайшее время переформатироваться в научно-исследовательский центр. Одним из формальных требований, которым он должен соответствовать — является количество студентов, приходящихся на одного преподавателя. Если в начале этого года эта цифра составляла 9 человек, то уже в ближайшем будущем она должна увеличиться до 10,7.

Очевидно, что этот процесс подразумевает существенное сокращение профессорско-преподавательского состава. Как сообщил в июне 2015 года ректор УрФУ Виктор Кокшаров, всего сокращению подлежит порядка 700 ставок.

При этом ректор успокоил преподавателей, отметив, что происходить это сокращение будет чисто формальным образом, путем превращения преподавателей в учебно-вспомогательный персонал. Предполагалось, что сотрудники вуза, не обремененные научными степенями, вообще не должны были заметить перемен. Так, старший преподаватель физической культуры должен был стать тренером, а преподаватель иностранного языка — лектором. Выведенным из состава ППС сотрудникам предлагалось выбрать и иные экзотические должности, такие как преподаватель-лектор, доцент-лектор, тренер-преподаватель и преподаватель-исследователь. Таких сотрудников уверяли, что при переходе на должность лектора или тренера они ничего не теряют в зарплате. При этом бы еще и выросла средняя «остепененность» профессорско-преподавательского состава, что также является важным показателем для вуза.

В результате преобразований, как ожидало руководство вуза, состав ППС должен был уменьшиться на 700 человек, при этом без массовых увольнений среди самих сотрудников. Квалифицированные кадры — преподаватели с учеными степенями — должны были быть сохранены. Их ставки планировалось поддерживать в том числе за счет ученой деятельности — выполнение конкретных проектов.

Реальность

Однако планы руководства вступили в определенное противоречие с реальностью. По мере приближения учебного года стало известно о целом ряде случаев, когда из-за сокращения и оптимизации учебного процесса преподаватели начали сомневаться в возможности продолжить работу в УрФУ.

Примером может служить профессор кафедры истории России ИГНИ УрФУ Алексей Мосин. На своей странице в социальной сети «Фейсбук» он написал о том, что готов покинуть ВУЗ.

«До сих пор под впечатлением от встречи с первым проректором УрФУ. В кабинет Д. В. Бугрова были приглашены десять сотрудников кафедры истории России, и им (нам) было объявлено, кому и сколько университет переплачивает, и как эта пикантная ситуация может быть разрешена. («Десять негритят пошли купаться в море…», — напевал я про себя, слушая Дмитрия Витальевича). Десять лет я работал на кафедре истории России на 0,5 ставки профессора, только вчера получил распечатку учебной нагрузки на новый учебный год — из расчета 0,5 ставки. И вот сегодня выяснилось, что нагрузка моя, примерно в прежнем объеме (минус спецкурс «Демидовы в истории и культуре России», плюс руководство учебой аспиранта), «тянет»... всего на 0,125 ставки! Грянула оптимизация, в результате чего оплачиваться будет только «горловая» нагрузка. Я спросил Д. В., означает ли это, что за прежний объем работы (чтение лекций, ведение практических занятий, участие в работе ГАКов и ГЭКов, руководство квалификационными работами студентов, проверка письменных работ, приём экзаменов в аспирантуру и т.д. и т.п.) я вместо прежних 12 тыс. рублей в месяц буду получать три тысячи. «Да, вы правильно поняли», — сказал мне Д. В. [Бугров]», — написал Алексей Мосин.

Причиной негодования профессора и многих других сотрудников вуза называют второй метод оптимизации существующих ставок, выражающийся в сокращении внеаудиторной нагрузки.

Дело в том, что нагрузка каждого преподавателя делится на две части: аудиторную — то есть те лекции и семинары, которые он читает студентам, и куда хуже поддающуюся контролю, и неаудиторную, к которой относятся проверка студенческих работ, консультации, научное руководство дипломниками и аспирантами, участие в приеме экзаменов и многие другие. Именно эта вторая часть нагрузки и подверглась резкому урезанию.

Первым шагом в этом направлении стал приказ Виктора Кокшарова № 714 «Об оптимизации ППС», согласно которому преподаватели без ученых степеней переводятся на 0,125 ставки (оклад и наработанные часы). Таким образом, молодым специалистам ничего не оставалось, кроме как выживать за счет дополнительной аудиторной нагрузки.

Очередные инновации, принятые этим летом, ударили по сотрудникам с большим стажем, у которых доля внеаудиторной нагрузки оказалась очень большой. Для них ее сокращение означало либо увеличение количества аудиторных часов в 3-4 раза, либо соответствующее же уменьшение заработной платы.

Такой подход не устраивает многих преподавателей. Тот же Алексей Мосин закончил свой пост обращением: «Прощай, alma mater! Спасибо тебе за всё, за радость в течение сорока лет ощущать себя частью родного университета. От тебя благодарности не жду. Я её уже получил». Впрочем, как рассказывают в независимом профсоюзе УрФУ, от написания заявления об уходе по собственному желанию его пока отговорили.

«Мы его убедили, чтобы он не писал заявление на увольнение и не подписывал никакие документы. Получается, что проректор Бугров вызывает десять человек, и в авторитарном порядке им предлагается перейти на меньшую долю ставки при том, что нагрузка остается той же. При этом идут угрозы прокуратурой, однако при Кокшарове ни одной прокурорской проверки не было. Из этих десяти Мосин один голос подал», — рассказал УрБК преподаватель УрФУ, сопредседатель центрального совета Межрегионального профсоюза работников высшей школы «Университетская солидарность» Дмитрий Трынов.

По его словам, случай с увольнением Мосина — далеко не единственный.

«Ранее «слили» доцента Высшей школы экономики и менеджмента УрФУ Александра Низова, у которого был конфликт с руководством. С ним не продлили контракт. Кокшаров лично обещал потом его восстановить, но здесь все в подвешенном состоянии», — сообщил он.

Что дальше?

Навряд ли стоит ожидать, что коллектив вуза массово взбунтуется против нового сокращения оклада. Как показывает опыт противостояния преподавателей и менеджмента вуза, первые оказываются не готовы объединиться и предпринять какие-либо действия против последних. Так, на протестные митинги независимых профсоюзов выходило от силы два десятка человек. Все, чего добились «бунтовщики» — это привлечение к своей проблеме председателя комитета Госдумы по образованию Владимира Бурматова — личность с весьма неоднозначной репутацией в научных кругах. Как показала практика, эффект от его появления оказался нулевым. Конфликт остался, реформа продолжилась.

Позиция большинства преподавателей УрФУ, по всей видимости, сводится к следующей формулировке, высказанной профессором Алексеем Мосиным.

«Новые «правила игры» присланы из Москвы. Ректорат берет под козырек. А я в эти игры не играю», — написал Мосин.

Вероятно, что ряд преподавателей с учеными степенями, оказавшиеся в тех же условиях, что и Мосин, также примут решение уйти. Кто займет их место, остается под вопросом. Ситуация осложняется тем, что уже завтра начинается новый учебный год. Как бы то ни было, потеря высококвалифицированных кадров вряд ли позитивно скажется на учебном процессе в университете.

Другие материалы по теме: