Статьи

Вячеслав Сребный: Антиквариат — это приобщение к истории

29 август 2011 (11:18)

Вячеслав Сребный: Антиквариат — это приобщение к историиНа вопросы ИАА «УралБизнесКонсалтинг» ответил директор антикварного магазина «Добро» Вячеслав Сребный.

— Вячеслав Анатольевич, что такое антикварный бизнес в Екатеринбурге? Сколько магазинов в нашем городе продают антиквариат?

— В Екатеринбурге антикварный бизнес развит слабо, не так, как в Москве или Петербурге. Вообще, в городе около пятнадцати антикварных магазинов. Сейчас все больше и больше стали интересоваться стариной, люди покупают вещи с целью передать их своим детям, чтобы что-то напоминало о них. Антиквариат — это интересный мир. Люди должны любить и ценить нашу историю, она касается всех. Товар антикварных магазинов неоднородный, можно найти практически всё.

— Кто основной покупатель?

— Основными покупателями антиквариата являются так называемые собиратели, коллекционеры. Именно они формируют стабильный покупательский спрос на предметы старины. Не зря рынок антиквариата считается чуть ли не единственным, которому не грозит перепроизводство.

Покупают старинные предметы и просто для приумножения капитала. Треть покупателей старины — это туристы и желающие украсить свое жилище чем-нибудь необычным. Еще одна категория покупателей антиквариата — дизайнеры и декораторы.

— Какая эпоха пользуется спросом?

— При всей консервативности и некоторой изолированности антиквариата, здесь тоже не обходится без модных течений и направлений.

Антикварное белье, старинные игрушки, всевозможные предметы оккультизма и этнические диковинки — элитарное направление коллекционирования среди молодого поколения и любителей экзотики.

В последнее время появилась мода обставлять квартиры или загородные дома мебелью в каком-либо определенном историческом стиле. И антиквариат начали приобретать не единичными предметами, а гарнитурами, комплектами соответствующих определенной эпохе осветительных приборов, картин, зеркал и других необходимых для интерьера вещей.

— Откуда берутся эти вещи?

— Что же, совершенно закономерный вопрос. В советские времена любители антиквариата в буквальном смысле слова собирали свои коллекции по свалкам и помойкам или покупали за бесценок у товарищей, спешивших избавиться от пережитков прошлого и обзавестись типовым полированным шкафом. Именно эти вещи продаются сегодня в антикварных салонах и галереях.

И только очень маленькая часть антиквариата везется к нам с Запада. Обычно это какая-то конкретная вещь, которую невозможно найти здесь и которая приобретается под конкретный заказ.

— Вещи, которые представлены в вашем магазине, появились примерно до 30-х годов? Есть более ранние?

— Антиквариат в обыденном смысле — это старые вещи. А на самом деле так принято называть предметы старше 50 лет. Это мебель, картины, иконы, скульптурные изображения, оружие, ювелирные украшения, посуда, книги, часы, одежда, специальное снаряжение, музыкальные инструменты, осветительные приборы, автомобили и многое другое. Чтобы попасть в разряд раритетов, предмет не обязательно должен быть очень старым, главное, чтобы в нем была изюминка, художественная индивидуальность или какая-либо историческая особенность.

В нашем магазине вы можете приобрести предметы конца XIX — начала XX века, но есть более ранние вещи — монеты эпохи Петра I, Екатерины I, Екатерины II, книги времен правления Александра I, встречаются и более древние вещи, IX–XI веков. Есть предметы советского периода, которые также пользуются большим спросом у любителей и коллекционеров. На современном антик-рынке искусство советского периода приобретает всевозрастающую популярность.

— Какие вещи пользуются спросом?

— Людям присуще желание сохранять связь с прошедшим временем, чувствовать свои корни. Антиквариат — это не только оригинальные старые вещи, но, прежде всего, это приобщение к истории и искусству. Пользуется спросом коллекционирование небольших вещей, например монет, или предметов, которыми можно пользоваться в быту: карманные часы, столовое серебро, табакерки, портсигары, книги, картины и многое другое.

— Что берут в вашем магазине?

— Смотря какую цель преследует покупатель. Есть бизнес и есть коллекционирование, это совершенно разные вещи. Если собирают коллекцию для того, чтобы вложить деньги и потом ее продать, — это бизнес. Коллекционирование — это страсть, это образ жизни и мышления. Невозможно предугадать, что купят у нас сегодня или завтра. Иногда покупают такие вещи, что диву даешься.

— Насколько антикварный бизнес окупает себя?

— Антикварный бизнес в России пока в большей степени работает на перспективу, у нас по-прежнему действуют всевозможные запреты на ввоз и вывоз старинных предметов и произведений искусства.

В этой сфере торговли работают люди глубоко увлеченные. Как правило, это профессионалы, много лет назад начавшие интересоваться старинными вещами и историей искусств, зачастую имеющие собственные коллекции. В основном люди по многу лет коллекционируют те или иные старинные вещи — мебель, картины, посуду — и, накопив достаточно средств для основания собственного бизнеса, открывают магазин.

Хобби превращается в профессиональную деятельность, коллекция пополняется, как, впрочем, и круг знакомых.

— Поступают ли заказы на антиквариат?

— Да. Заказы поступают постоянно, начиная с мелочей — брошки, значки, монеты — и заканчивая крупными предметами интерьера. Есть покупатели, желающие обставить свой загородный дом в стиле 40-х либо использовать французский или германский стиль. Что касается покупателей, то позволить себе роскошь сидеть на стуле и есть на серебре позапрошлого века могут немногие. И хотя согласно общему мнению антикварная мебель стоит совершенно безумных денег, это не всегда так.

Вполне можно подобрать меблировку, которая обойдется не дороже, чем современная импортная мебель. Вот только если новая мебель со временем превратится просто в старую и отправится на помойку, то у старинной мебели совсем другая судьба.

— Как можно определить цену вещи?

— Произведения искусства, в том числе антиквариат, являются весьма специфическими видами собственности, имеющими ряд свойств, отличающих их от стандартных видов собственности. Оценка произведений искусства не может проводиться с использованием общепринятых экономических подходов, так как отсутствуют общие теоретические принципы экономического обоснования, необходимые для создания методики стоимостной оценки произведений искусства и антиквариата.

Искусству коллекционирования нельзя научиться ни в одном учебном заведении. Помогает только опыт, который приходит с годами. Старые коллекционеры видели вещь сразу, без экспертиз: картину — по почерку художника; фарфор, к примеру, XVIII века, — по массе и другим отличительным признакам. Коллекционер — сам себе эксперт. Когда пропускаешь вещи через себя, через свои финансовые вложения, по-другому включается голова.

— В 90-е годы антикварный бизнес был отчасти вне закона. Ушло ли это сегодня?

— Конечно, сейчас антикварный бизнес изменился. Можно сказать, что антикварный рынок вышел из подполья. Если раньше все сделки оставались в тени, то теперь проведение аукционов в России стало таким же обычным делом, как и в Европе. Кроме того, существенно возросло качество художественных ценностей. Продать малоинтересную вещь сейчас просто невозможно. Потребитель стал знающим и очень придирчивым. Магазины же, заботясь о своей репутации, все меньше работают с сомнительными предметами.

— Вы покупаете вещи или берете их на реализацию?

— Мы покупаем и принимаем антиквариат и предметы коллекционирования на комиссию. Предмет выставляется у нас в магазине, а информация о нем публикуется на веб-сайте, либо предмет хранится у собственника дома, а мы размещаем его на нашем веб-сайте, находим покупателя и сопровождаем сделку. Передача предмета в магазин и публикация на веб-сайте происходит по договору и при предъявлении паспорта. Мы проводим бесплатную предпродажную оценку. Наше комиссионное вознаграждение составляет 30% от суммы продажи.

— Расскажите об интересных вещах.

— Есть два рукописных стихотворения Агнии Барто, стихотворение Семена Надсона (он был очень талантлив, а прожил лишь 25 лет), рукописи Елизаветы Полонской, — поэтесса и переводчица Полонская (1890–1969), ученица Гумилева и друг Зощенко, участвовала в революционном движении, получила медицинское образование и принимала участие в I мировой войне в качестве врача, видела революционный Петербург, входила в литературную группу «Серапионовы братья», — автографы Гагарина и Терешковой, Сергея Лемешева, коллекция рукописей, стихов, рассказов Константина Седых, автора «Даурии».

— Сотрудничаете ли вы с научными центрами, которые могут провести экспертизу?

— Да. За годы работы и сотрудничества с Екатеринбургским музеем изобразительных искусств и научными центрами, где работают специалисты высшего класса, мы накопили огромный опыт в области оценки антиквариата.

— Насколько часто приходят люди, чтобы оценить вещи?

— Нечасто. Для рядового обывателя круг познаний об антиквариате часто ограничен, люди смотрят информацию в Интернете, где выставляются вещи по ценам, взятым с потолка. Уровень культуры в нашей стране до сих пор заметно снижен. Чтобы антикварный бизнес хоть чуть-чуть приблизить к уровню европейского антикварного рынка, нужно воспитывать людей. Ребенку необходимо прежде всего прививать вкус. И тогда уже будет в дальнейшем какой-то результат. А когда человек кроме вещей из «Икеи» больше ничего не видит, то о чем тут можно говорить.

Вещь можно выставить за любую цену. Но удастся ли ее продать?

— Бывало ли такое, что к вам приносили вещь, вы ее оценивали, а позже оказывалось, что она стоит целое состояние?

— Таких случаев в моей практике не было.

Другие материалы по теме: