Авторская колонка

Финансовый аналитик Всеволод Чащин о проблеме общих для всех правил

6 май 2010 (10:55)

Финансовый аналитик Всеволод Чащин
Фундаментальный анализ? На вынос, слишком абстрактно и сложно. Институциональная структура? Имеется, но только функционально: с точки зрения назначения все элементы есть, но не всегда эффективно работают вовремя. Правила поведения на финансовых рынках? Имеются как свод императивных правил без какого-либо комфортного диапазона поведения. Наконец-то научились выпускать цивилизованные финансовые активы, кое-как отрегулировали публичное обращение, а вот про разумные процедуры погашения финансовых активов забыли. Как будто сами будем жить вечно, долго и счастливо, а разработку правил ликвидации финансовых активов доверим «похоронной команде» из наших потомков. Именно поэтому в таком объективно-стихийном пространстве рождается пагубная самонадеянность одних, в виде «закрытых клубов», «неравноценных консолидаций и обменов активами», «размывания активов путем взаимосвязанных сделок», «просто вечных финансовых сделок ОАО «Газпром» с отрицательной добавочной стоимостью EVA», «федеральных целевых программ АФК «Система», «некредитоспособных должников, пускающихся в кругосветные путешествия» и т.д. Цельную картину какой финансовой среды, в самом деле, можно представить по ним? «Фрагментарные осколки, просто упавшие на землю, вмерзшие в лужи, вместе с бурыми листьями осени последнего десятилетия прошлого века».

Для финансовой среды как состояния финансовых рынков нужен не только свод экономических правил, а необходимо формализовать поведение человека, найти ему место в публичных регламентах, открытых информационных источниках. Это не единичный субъект атомарного типа со своим фракционным интересом. Реально протекающие процессы на финансовых рынках можно объяснить выбором как стандартом человеческого поведения, проходящим по точкам наивысшей эффективности вложения капитала, определяемым доходностью капитала с учетом предпочтения к риску. Анализируя стандарты поведения, можно выработать определенные комфортные диапазоны норм поведения со своими границами ответственности для участников финансовых рынков. Это и публичное информирование о конфликтах интересов, это и публичный критический уровень финансового рычага, это и публичные ковенанты по долгосрочным кредитам, причем границы ответственности должны быть двусторонними и для кредитора (инвестора), и для должника (эмитента), иные меры.

Таких стандартов поведения выделено четыре, их можно использовать для объяснения упрощенных финансовых стратегий решения сложных проблем выбора человеком.

Одна из них — закрепление и приспособление: выбирая точку отсчета с принятием новых нормативных актов, в условиях кризиса одним из источников сохранения рыночной доли участниками стали субординированные кредиты. И теперь речь идет о сохранении такой нормы и в условиях выхода из кризиса, и даже в условиях роста. То есть с появлением нового значимого фактора выбирается новая точка отсчета, система координат, а поведение участника приспосабливается под эту новую точку отсчета в системе координат.

Следующий стандарт поведения — репрезентативная эвристика, основанная на ситуациях типичных или подобных в прошлом. Этот тип поведения не позволяет восстановить полное доверие массового инвестора, который за целое десятилетие рациональным способом сохранения денежных сбережений считает форму потребления или в лучшем случае традиционный вклад, а никак не накопления с использованием возможностей финансовых рынков. Здесь поведение строится на привычных типах выбора в силу ограниченности знаний и достоверной информации и способности к принятию решений.

Эвристика доступности иллюстрируется структурой использования сбережений в России, где доля покупки наличной валюты составляет более 50% от всей суммы сбережений населения. Данные стандарты поведения объясняют общие тенденции на финансовых рынках и могут быть использованы как исходная посылка для принятия определенных решений надзорного характера или действий на финансовых рынках, в частности ужесточения требований к обменным пунктам продажи валюты. Этот тип поведения опирается на всю доступную информацию, абсолютными носителями которой являются только инсайдеры.

Четвертый тип поведения возникает в условиях хаоса, когда настроения инвесторов быстро распространяются в групповом сознании, а фундаментальные условия нейтральные (эффект «залипания» макроэкономической информации). В результате этого поведения происходят широкие колебания в групповых настроениях участников, «вынос» кредитных организаций вкладчиками, необузданные и неоправданные покупки и продажи финансовых активов, бегство в псевдокачество. Этот стандарт поведения характеризуется эвристикой неопределенности ожиданий.

Таким образом, финансовая среда нуждается больше в правилах процессуальной рациональности, а не субстантивной рациональности. Когда процедура принятия любого решения на финансовых рынках зависит от способа нахождения этого решения, а не от императивного одного-единственного правила. И, пожалуй, пора довести до логического конца императивные правила для ликвидации финансовых активов, выпущенных эмитентами — физическими лицами, правила для обращения и погашения обеспеченных финансовых активов, правила для поведения инсайдеров.

Другие материалы по теме: