VIP-Интервью

Андрей Зуев: Задача руководителя сферы культуры — генерировать смыслы и идеи

27 март 2019 (11:27)

Андрей Зуев: Задача руководителя сферы культуры — генерировать смыслы и идеиСегодня, 25 марта отмечается День работника культуры России. О том, какую составляющую в экономике муниципалитета занимают культурные учреждения, в интервью ИАА «УралБизнесКонсалтинг» рассказал заместитель директора ГБУК СО «Мультимедийный исторический парк «Россия — Моя история. Свердловская область» Андрей Зуев.

— Андрей Валерьевич, на ваш взгляд, в структуре экономики города культура — это расходная или генерирующая доходы составляющая? Иными словами, это муниципальная услуга, предоставляемая горожанам, или либо она должна зарабатывать в масштабах городского хозяйства?

— Сфера культуры — очень многогранна. С одной стороны, она нуждается в бюджетной поддержке, с другой — она и сама может активно привлекать и зарабатывать средства. Но для того, чтобы стать самоокупаемой, а потом и генерировать прибыль, в сфере культуры, как и в производстве, сначала необходимы первоначальные инвестиции. Сначала нужно построить завод, создать маркетинговый план, запустить выпуск продукции, выстроить маркетинговую стратегию, и только потом — зарабатывать.

Безусловно, нужно вкладываться в сферу культуры, в первую очередь в материально-техническую базу. Также очень важная составляющая — кадровый ресурс: красивые стены — это хорошо, но там должно быть и наполнение, которое делают специалисты в данной области. Если мы говорим о профессиональном искусстве, необходимо сначала создать коллективы, решить все вопросы, вплоть до сценических костюмов, приобрести авторский контент, провести репетиции, и только потом коллектив начнет приносить деньги.

Но в целом монетизация в культуре достаточно активная: если сравнить данные Росстата по доходам в этой сфере по выручке от продажи услуг, в 2017 году эти цифры обгоняют сферу туризма (культура — 151,8 млрд руб., туризм — 142,2 млрд руб.). Каждый россиянин, по данным статистики, тратит на организацию отдыха и культурных мероприятий в среднем 1 162,4 руб. в месяц, это больше, чем на здравоохранение — 636,5 руб., и вопреки бытующему мнению, больше, чем на алкогольные и табачные изделия — 495 руб.

В культурной сфере становится много коммерческих предприятий: кто-то из них выживает, кто-то — нет, как и в любом бизнесе. Но тем не менее спрос есть, и он, на мой взгляд, постоянно возрастает. В подтверждение моих слов можно сказать и про рост выручки от деятельности городских учреждений культуры.

К сожалению, у нас часто бывает, что проект создается ради проекта, в нем изначально не заложена идея прибыльности. Но иногда и это оправдано: когда главная задача — поддержать те или иные начинания, например, национальные или культурные традиции. Тут культура выполняет определенный социальный заказ, и речи о выручке просто не идет.

— Можно ли говорить о том, что есть «культура зарабатывающая» и «культура затратная»?

— Действительно, есть четкая специализация учреждений: учреждения профессионального искусства — театры, концертные организации, музеи, культурно-досуговые центры и образование в сфере культуры.

Если смотреть по этим сегментам, то профессиональное искусство дает наибольшую выручку, но ненамного отстает от него и культурно-досуговая составляющая, которая представлена дворцами культуры, клубной сферой, парками развлечений и отдыха. Здесь тоже есть и достаточно большой спрос, и перспектива роста.

Посмотрите, наш быстрорастущий мегаполис все больше нуждается в этом, ведь культурно-досуговая сфера ближе всех к народу. Если взять порайонные данные, где нет таких учреждений, их функции начинают выполнять коммерческие предприятия и организации, например, в микрорайоне Академический. На данный момент невозможно охватить всех желающих бесплатными коллективами, секциями или посещениями театра, но по крайней мере бюджетное финансирование позволяет эту плату за услуги учреждений культуры делать более-менее оптимальной, дешевле, чем если бы этой поддержки не было. Но идет две параллели: бесплатные или условно платные услуги, финансирующиеся муниципальным, областным или федеральным бюджетом, и коммерческая составляющая, которая растет и будет расти.

Государственная и муниципальная сфера культуры дает возможности развития: люди участвуют в конкурсах, фестивалях — городских, областных, федеральных, в том числе коммерческих. И если взять практику европейских фестивалей искусств, то основную массу, порой до 80%, участников там составляют коллективы или исполнители из стран бывшего СССР и Российской Федерации и из бывших стран-сателлитов СССР: болгары, чехи, словаки, хорваты.

Екатеринбург — очень сильный в фестивальном движении, в том числе в коммерческих проектах, помогающих привлекать средства в нашу экономику.

— Мы надеемся, что горожане понимают, что за всё нужно платить. Мы перешли в полноценную рыночную экономику, какое прослеживается отношение к сфере культуры: потребительское или все же это понимание, что даром ничего не бывает и тут?

— Я думаю, здесь 50 на 50: безусловно, до сих пор хочется получать услуги бесплатно, и это обоснованно, ведь мы платим налоги, а доступ к культурным благам — наше конституционное право. Но, с другой стороны, рост в сфере культуры услуг, предоставляемых частными организациями, говорит о том, что существует спрос в отрасли, и он увеличивается. Но я хотел бы обратить внимание, что муниципальные и государственные учреждения по качеству услуг, как правило, гораздо выше частников.

В целом население, как мне кажется, готово платить «за культуру» и уже сегодня это делает. Однако не стоит забывать о социальных категориях, которые по объективным причинам не могут оплачивать полную стоимость услуг. Приведу пример. Закончился ремонт в центре культуры и искусства Верх-Исетский, и мы изучили вопрос приема детей из многодетных семей в творческие коллективы, в том числе, в коммерческие, бесплатно. В итоге столкнулись с ситуацией, что желающих много, поэтому руководители высказали негодование, и нам пришлось искать компромисс. Я думаю, что у людей, относящихся к социально незащищенным категориям, есть понимание, что все бесплатным быть не может. Но, с другой стороны, есть муниципальное или государственное задание, где написано, какое количество мест в коллективе может быть бесплатным, и такие категории людей имеют право этой возможностью воспользоваться.

— Тренд в стране — беспрерывное техническое образование от садика до выхода на работу инженером. Существует ли в Екатеринбурге похожая система для талантливых детей в сфере культуры? И нужна ли она?

— Формально такая система есть. Вопрос в том, насколько она эффективно работает. Есть целое направление: детские школы искусств, задачи которых — обучать и выявлять талантливых детей, продвигать, поддерживать, направлять для участия в конкурсах и фестивалях. Такая же схема есть в культурно-досуговой сфере: талантливые дети становятся солистами в ансамблях или коллективах. Но что делать дальше — большой вопрос. Остро стоит проблема трудоустройства, ведь сфера культуры достаточно узкая.

Не так давно я был на юбилейном концерте ансамбля «Апельсин». Директор Театра эстрады Максим Лебедев вышел поздравлять его участников и руководителей и сказал: «Знаете, большая часть балетной труппы театра — это бывшие участники данного коллектива». На уровне крупных областных учреждений, которые заинтересованы в дальнейшей перспективе обучающихся, — их дальнейшее продвижение, конечно, существует. Но, к сожалению, не могу сказать, что это носит системный характер.

Есть конкурсно-фестивальное направление, но очень важно этих талантливых ребят не упустить. Когда талантливые дети становятся востребованными профессиональными артистами, как правило, они стараются уехать в Москву или Санкт-Петербург и зарабатывать большие деньги. А это уже вопрос информационной поддержки и возможностей рынка профессии. Допустим, есть ли на уровне наших региональных или местных телевизионных и радиоканалов проекты, связанные с поддержкой данной сферы? Это достаточно дорогостоящее направление, которое тоже должно быть. Если ты выступил на московском телевидении — тебя увидела и запомнила вся страна, ты можешь считать себя популярным. А если то же самое произошло на екатеринбургском канале — такого может и не случиться. Поэтому в сфере медиаподдержки — большая работа и большие возможности.

— То есть у муниципалитета есть ответственность за продвижение талантов?

— Безусловно. На уровне муниципалитетов крупных городов существуют программы «Талантливые дети», призванные искать в школах искусств одаренных учеников. Она есть в дополнительном образовании в сфере культуры, отдельно — в культурно-досуговой. Чем больше будет проходить фестивалей на наших площадках и праздников, тем больше мы будем видеть эти таланты, тем больше обмен опыта между нашими творческими кадрами.

— Что касается экономики. Государственная поддержка кинобизнеса входит в конфликт с собственниками и держателями киносетей. Усилия министерства для «расчистки» сеансов для отечественных фильмов в конце концов приводят к убыткам кинозалов, которые уже бойкотировали отечественные продукты. Очевидно, что государственная политика не всегда находит общий язык с частниками. Существует ли подобное на муниципальном уровне и можно ли направить в мирное русло?

— Думаю, нужно искать компромисс между производителями фильмов, организациями по прокату этих фильмов и государственными структурами. Стоит отметить, что российский Фонд кино предоставляет гранты муниципальным предприятиям культуры в сфере кинопроката. Если посмотреть статистику, наша область занимает лидирующие позиции в этом направлении. По данным Министерства культуры Свердловской области, в регионе создано по программе 26 кинозалов. И я думаю, что такие кинозалы должны в первую очередь поддерживать именно российские фильмы. Что касается коммерческих предприятий, им нужно находить способ взаимодействия и договариваться с органами власти.

— Есть яркий представитель культуры, он экономически независим, зарабатывает деньги, эпатажный, но с точки зрения взаимоотношений — сложный человек. Как муниципальный орган культуры должен взаимодействовать со звездами?

— Со всеми нужно выстраивать дружеские и деловые взаимоотношения, и если в Екатеринбурге есть талантливые люди, нужно приложить все силы, чтобы они у нас и остались: жили, работали, творили. Для этого нужно создать им достойные условия, даже если конкретный человек тебе неприятен. Вы правы, среди людей искусства не всегда существует гармония между характером и талантом. Нужно идти им навстречу, в свою очередь, они ответят тем же, в итоге город будет процветать, а люди останутся работать у нас и не будут искать возможность уехать.

— Может ли Екатеринбург претендовать на то, чтобы стать какой-то локацией для творческих людей? И если да, то в каком направлении?

— Я думаю, что здесь должна быть в первую очередь поддержка этих талантливых людей: она не всегда может выражаться в финансовой помощи, это может быть помощь ресурсами, теми же помещениями для мастерских, возможностями проводить свои авторские выставки. Также и организационным, информационным ресурсом. Но этих людей необходимо, конечно, поддерживать. Нужно понимать, почему талантливый человек переехал из Екатеринбурга, например, в Нью-Йорк или Москву. Если ему там комфортнее, но при этом он ощущает себя частью столицы Среднего Урала, частью ее культуры, то эти связи не прервутся, они будут продолжать работать на пользу общего дела. Я думаю, что талантливым людям нужно помогать.

Хочу привести пример из своей практики. Ко мне обратился Сергей Мартьянов — человек, который коллекционирует компьютерную технику, ставшую уже историей. У него была идея создать такой музей и показать, как развивалось это направление. Мы его поддержали, и сейчас у нас в мультимедийном парке открыта уникальная экспозиция. Интересность этой истории в том, что человек, обратившись к властям других городов, возможно, нашел бы пути для реализации его идеи. Но мы предоставили ему только площадку: не нужны были деньги, закупать витрины или реставрировать эту технику, — он сделал всё со своими единомышленниками сам. Нужно было пространство для демонстрации экспонатов. На базе нашего мультимедийного парка он нашел такую возможность.

Этот музей пока единственный в области, более того, экспонаты рабочие, и на них разрешается поиграть. Считаю, что такие идеи должны поддерживаться. Нужно только предоставить помещение, авторы сами могут создавать экспозиции, принимать гостей и проводить ремонтные работы, оплачивать коммунальные услуги. В этом плане мы нашли точки соприкосновения. Чем больше в городе будет подобных контактов между культурными объединениями, обществами, общественными организациями и государством, муниципалитетом, тем лучше.

Культурно-досуговая сфера имеет сильный ресурс. Одно из направлений работы таких учреждений — организация клубов по интересам. Можно рассматривать какие-то формы взаимодействия и в рамках них. Ресурс города, области и каждого жителя — огромный.

Я хотел бы еще рассказать про фонд «Культурный транзит». Евгения Никитина — президент фонда, которая уже на протяжении десятка лет проводит в Екатеринбурге уникальный фестиваль «Не темно». Человек абсолютно самостоятельно организует достаточно крупный фестиваль: она привозит мастеров светового искусства из-за рубежа, чтобы они поделились своим опытом, показали работы нашим художникам, что-то нашли и для себя. Я считаю, что она достойна поддержки проектов со стороны города и области, и в этом году, насколько мне известно, проект фонда был поддержан грантом.

— В чем, на ваш взгляд, главная задача руководителя сферы культуры на городском уровне?

— Главная задача руководства сферой культуры — определять стратегические направления развития отрасли, генерировать смыслы и идеи. Это прежде всего коммуникация с огромным количеством ярких людей и институций, помощь им и организация деятельности на благо города и его жителей.

— Екатеринбург должен привлекать инвестиции. С этой точки зрения, если мы говорим о культуре как о некой структурной составляющей, то как выглядят инвестиции в эту сферу Екатеринбурга?

— Технология инвестирования, например, в недвижимости и культуре отличаются. В недвижимости это относительно понятный механизм, который можно просчитать: вложил деньги, построил, продал и так далее. В сфере культуры — гораздо сложнее, потому что там очень много различных юридических и даже личностных нюансов, авторских аспектов и просто разнообразие организационных форм, видов и жанров.

Есть практика создания творческих коллективов или исполнителей и их раскрутки, успешной концертной деятельности — это методики, присущие шоу-бизнесу.

Существует целое очень сложное направление по организации гастролей как отдельных исполнителей, так и коллективов. Организаторы концертов, промоутеры вкладывают свои средства в организацию гастролей артистов и театральных коллективов. Под гастроли могут создаваться отдельные постановки, а это тоже требует немалых вложений. И это всегда риск.

Творческие проекты сами по себе могут являться примером отдельной деловой активности. Например, конкурсно-фестивальные проекты, которые в рамках всей страны организованы несколькими специализированными операторами. За счет взносов обеспечивают гонорарами членов жюри, призовые фонды, рекламные агентства и СМИ, и какие-то средства остаются в учреждениях культуры, у билетных операторов, обеспечивающих сферу продаж, в гостиницах, общепите и так далее.

Яркий пример инвестирования в сферу культуры — крупные промышленные предприятия, которые создают и содержат современные культурные комплексы: дворцы культуры, музеи, творческие коллективы. Таких примеров масса в нашей области и особенно в северных регионах.

Очень яркий пример инвестирования — создание сети творческих клубов. И мне кажется, что это направление достаточно перспективное, единственное, что его сдерживает — отсутствие удобных и доступных по цене помещений, которые, как правило, заточены под торговый или офисный контент.

Но по-прежнему главный инвестор в культуру — это государство. И государство понимает, что без поддержки деловых кругов не потянуть. Конечно, очень сложный и болезненный вопрос инвестиций связан с государственно-частным партнерством и инвестированием в крупные проекты. К сожалению, сфера культуры нуждается в серьезной реновации, особенно муниципальная, где нет больших денег, как у областных или у федеральных учреждений. Существует практика, когда на уровне инвестиционных проектов и концессионных соглашений можно развивать и привлекать деньги в эту сферу, строить объекты культуры как часть деловых пространств или жилых объектов. Для примера можно рассмотреть Ельцин-центр: это ведь не только деловое или культурное пространство, в нем идут интегрированные процессы, и достаточно успешно.

В 2015 году Министерство культуры России издало сборник «Опыт государственно-частного партнерства», в котором рассмотрен опыт сотрудничества муниципальной и государственной сферы культуры с инвесторами.

Министерство культуры в своем сборнике отразило, что государственно-частное партнерство в сфере культуры развивается по трем основным формам взаимодействия:

— инвестиционная деятельность — возвратное финансирование объектов государственной собственности и сферы услуг на льготных условиях, отличающихся от обычных рыночных;

— концессионная деятельность — управление объектами государственной собственности (преимущественно памятниками историко-культурного наследия, парковыми комплексами, кинотеатрами);

— благотворительная деятельность — рекомендуемые государством объекты или сферы для вложения средств спонсоров и меценатов, которые, по мнению государства, реально нуждаются в дополнительном финансировании.

Я уверен, что принципы государственно-частного партнерства в культуре перспективны и их не стоит опасаться, но контролировать их общественными институтами обязательно необходимо. И на государственном уровне обсуждаются вопросы поддержки таких инвесторов.

— Городские власти не могут стимулировать местных застройщиков создать галерейное пространство, которым будет пользоваться весь город?

— Думаю, многих застройщиков такое предложение, может быть, и заинтересовало. Но я хочу заметить, что не только частная и государственная сфера культуры у нас широко представлена и развивается, но еще и общественные организации, которые тоже в этом направлении активно работают, их опыт очень ценен, и во многих вопросах они обгоняют официальные институции. Очень здорово, что есть предприниматели и структуры — УГМК, РМК, если взять соседние города, то НТМК, Северский трубный и Первоуральский новотрубный заводы, — у всех есть какие-то проекты. Это говорит о том, что администрация и собственники предприятий понимают, что нужно вкладываться не только в производственный процесс, но еще и в социальную сферу для своих рабочих и жителей города, где находится их бизнес, участвуя таким образом в процессах социального развития территорий. Чем больше будет таких организаций, тем лучше.

Другие материалы по теме: