Статьи

Наталья Алемасова: Скажи мне, кто твой банк, и я скажу, кто ты

18 май 2018 (16:31)

Фотография предоставлена пресс-службой РоссельхозбанкаНа вопросы ИАА «УралБизнесКонсалтинг» ответила директор Свердловского филиала Россельхозбанка Наталья Алемасова.

— Наталья Владиславовна, как вы могли бы охарактеризовать ту обстановку на рынке, в которой мы живем сейчас?

— Если обратиться к истории вообще, то скажу, что банковская система в нашей стране действительно переживала очень разные времена. С 2000 года был этап непрерывного банковского роста, а вот дальше следовал нормальный циклический процесс подъемов и спадов. Осенью 2014 года мы вошли в период резкого и продолжительного падения цен на нефть и сильных курсовых колебаний национальной валюты. В такой ситуации и бизнесу, и банкам очень сложно строить планы, ведь не совсем понятно, на какие показатели ориентироваться, из каких предпосылок исходить. Но сейчас ситуация в экономике несколько стабилизировалась: пусть не достигла прежних отметок, но уже на понятном уровне. Поэтому и клиенты, и банки могут спокойно планировать свою деятельность, в связи с чем работать становится проще.

— А с кем легче работать банку: с бизнесом или с частными клиентами?

— Это вопрос, на который сложно ответить однозначно. Везде есть своя специфика. В работе с корпоративным бизнесом присутствуют сферы влияния интересов, эдакая форма политики. В рознице никакой политики нет. Есть качественные конкурентные продукты, хороший сервис — и вуаля: у вас уже наблюдается поток клиентов. Потребитель всегда ищет там, где ему будет более выгодно, поэтому в данном смысле с розничным потоком работать несколько легче: достаточно сделать интересные условия по ставкам, правильно выстроить процедуру рассмотрения заявки — и получаешь клиента.

Выстраивая коммуникацию с корпоративным клиентом, банк старается обеспечить ему полный комфортный пакет услуг: это зарплатные проекты, рассчетно-кассовое обслуживание, торговый эквайринг и многое другое. Это называется корпоративным каналом продаж. Он прекрасно работает у всех финансовых учреждений. И в этой ситуации выигрывает как предприниматель, так и банк.

— Возвращаясь к ситуации в экономике, чем сегодня руководствуются крупные компании, выбирая себе банк для обслуживания?

— То, что сейчас экономическая ситуация останется непростой, — это факт. И безусловно, с 2014 года многие предприятия потеряли и в объемах прибыли, и в размерах своей клиентской базы, а потребительский спрос переместился в более дешевые сегменты. Но можно и важно научиться адаптироваться к предложенным условиям, тем более что на рынке открылся ряд возможностей, пустых ниш, которые можно успешно занять.

Поэтому, если говорить о том, чем сейчас руководствуются предприятия при выборе банка для сотрудничества, я бы отметила одно — правильной экономикой, экономией. Малому и среднему бизнесу приходится экономить на издержках, повышать эффективность, сокращать расходы там, где это возможно. И этот опыт в целом даже становится полезным, поскольку руководители компаний именно сейчас более внимательно относятся к инвестициям, жестче просчитывая каждый проект, вкладывая только в эффективные. Ведь раньше к нам приходил клиент и говорил: «Мы построим новый торговый центр, откроем новую линию, запустим еще один цех, и это окупится за пять лет». На вопрос, чем обусловлена такая уверенность, он отвечал, что, возможно, вырастут цены, будет загрузка, так что можно ничего не считать. Сейчас же это практически не встречается. Мы видим, как каждый предприниматель тщательно работает над развитием своей компании, просчитывает каждый свой шаг.

— А вы выдавали кредиты под рискованные проекты, а вернее сказать, не очень хорошо просчитанные? И можно ли сказать, что на текущий момент мы наблюдаем положительный тренд кредитования МСБ?

— Несмотря на то, что существует поговорка «Риск — благородное дело», я уверена, что именно в бизнесе это неприемлемо. Сразу хочется процитировать слова одного героя из старого советского фильма «Место встречи изменить нельзя». Помните, когда герою Владимира Высоцкого говорит его начальник:

— Запомни, Жеглов, никакой самодеятельности, в банду не соваться.

— Не совсем понятно, — отвечает Жеглов, — вы же говорите, нужно обезвредить бандитов, «давай — действуй», и при этом вяжете по рукам и ногам, никакой инициативы.

— Не инициативы, а самодеятельности. Конечно, нужно решать по обстоятельствам — на то и голова дана.

Задача любого банка — найти оптимальное соотношение риска и доходности, поэтому банки стараются избегать высокорисковых проектов, ведь финансируя бизнес, банк распоряжается не своими личными средствами, а деньгами клиентов, а это большая ответственность. Легко можно увидеть, чем заканчивались такие непросчитанные проекты — это недостроенные заводы, пустые торговые центры и так далее. Мы стараемся работать с компаниями, у которых квалифицированный менеджмент. У таких клиентов снижаются издержки, применяются новые технологии или даже инновации. Эти компании ориентируются на весьма консервативные прогнозы, по возможности страхуются от изменений курсов или ставок аренды. Можно сказать, что проекты, на реализацию которых компании просят финансовую поддержку сейчас, если посмотреть на них с точки зрения экономической эффективности, выглядят гораздо лучше, чем те, которые были 2-3 года назад.

И отмечу, что именно сейчас кредитование МСБ растет. Это отмечают многие эксперты. Кроме того, мы наблюдаем, как снижается объем задолженности. Сжатие портфеля обусловлено в первую очередь сокращением числа компаний в реестре субъектов МСП вследствие его обновления. По данным статистики Банка России, доля банков из топ-30 в выдачах кредитов МСБ за прошлый год достигла рекордных 66% (в прошлом году эта цифра была 57%). Я могу предположить, что динамика кредитования МСБ в 2018 году будет определена в большей степени развитием программ государственной поддержки субъектов МСП, а также политикой банков в части подходов к оценке финансового положения своих клиентов.

И все-таки сейчас мы видим позитивный тренд. Можно сказать, что сохраняется спрос на инвестиционное кредитование и снижается доля краткосрочных кредитов, есть спрос на лизинг. Многие собственники бизнеса понимают, что настало время вкладывать в наращивание производства, нужно увеличивать обороты, нужно успеть занять свою нишу.

— С какими отраслями предпочитают работать банки, в частности, ваш? И насколько активно сейчас компании ищут средства под новые проекты, или все на некоторое время затормозилось?

— Собственно, особых ограничений нет. Нам интересны те компании, о которых я говорила выше. Компании, которые имеют конкурентное преимущество, четкий план и стратегию развития. Могу отметить только, что нам особенно интересен малый и средний бизнес — он по-прежнему остается перспективным сегментом для кредитных организаций как с точки зрения потенциала роста, так и с точки зрения значимости для экономики. Это закономерно, ведь МСБ намного оперативнее крупного бизнеса, быстрее находит своего клиента в потребительском секторе, генерирует дополнительный доход государства в виде налоговых отчислений, формирует так называемый средний класс, создает рабочие места, а это уже немаловажно на сегодня. Конечно, нам интересно работать и с крупным бизнесом, который влияет на экономику региона в частности и страны в целом.

Если говорить про активность бизнеса, то скажу, что сейчас многие банки финансируют новые проекты. За этот период с 2014 года многие предприятия, кто не ныл, много работал, смогли продумать стратегию развития, переформатировались и постепенно начинают расти. Такие компании обязательно получат свою долю рынка и смогут победить в конкурентной борьбе. В нашем банке происходит точно такое же: мы можем предложить рынку качественные продукты, у нас есть множество конкурентных преимуществ. Могу в качестве примера привести цифры кредитования аграрной отрасли: Свердловский филиал РСХБ в I квартале 2018 года направил предприятиям региона на аграрные нужды 641,16 млн руб. В I квартале 2017 года сумма, предоставленная предприятиям АПК, составила 274,97 млн руб. То есть динамика кредитования, как говорят, на лицо.

— Продолжая тему кредитования аграриев, хочется задать вопрос по ней, поскольку весной особенно остро стоит задача своевременного выполнения сезонных полевых работ. Проще говоря, мы понимаем на бытовом уровне, что от поддержки наших фермеров зависит то, что будет у нас с вами на столе зимой. Как обстоят дела весной 2018 года с поддержкой сельскохозяйственных производителей, и какие районы Свердловской области наиболее активно используют заемные средства?

— Безусловно, для нас это приоритетное направление, и мы очень многое делаем для того, чтобы поддержать уральских фермеров. Мы стараемся спрогнозировать, каким образом будет развиваться ситуация на следующий год, сколько может получиться сельхозпродукции. Это ведь зависит от многих факторов: от поголовья, гектаров земли, урожайности, удобрения, наличия или отсутствия техники.

Вообще, агробизнес — очень непростой и рисковый бизнес, ведь во многом он зависит от внешних условий. Иногда говорят, что банковские кредиты не дают отдачи на селе. Не могу с этим согласиться. Сейчас нельзя найти отрасль более отзывчивую на финансовую поддержку, чем сельское хозяйство. Когда встречаешься с аграриями, фермерскими хозяйствами, у людей появляется надежда на то, что они смогут выстоять в такое непростое время. А время для них действительно сложное: на фоне роста валюты дорожает топливо, техника. Поэтому мы всегда стараемся найти индивидуальный подход к каждому фермеру, рассматриваем его деятельность, финансовое состояние бизнеса, объем выручки, цели кредитования, наличие залогового обеспечения. Предприниматели могут получить кредит фактически на любые сезонные нужды, будь то покупка удобрений, семян, кормов, техники, горюче-смазочных материалов и тому подобное. Финансирование банка позволяет фермеру покрыть все необходимые траты. Поэтому они и востребованы. За ними чаще стали обращаться предприятия малого и среднего бизнеса. Я могу даже выделить районы в Свердловской области, где предприятия наиболее активно используют заемные средства — это Красноуфимский, Камышловский, Каменск-Уральский районы, Ирбитский, Алапаевский.

— Многие предприниматели зачастую жалуются, что, обращаясь в банк, они получают огромную инструкцию и указание принести список необходимых документов. Иногда не могут предоставить документы по этому списку, и банк отказывает в кредитовании. Кто прав в такой ситуации — клиент или банк?

— Желания клиентов, как правильно, не меняются. Конечно, все хотят более дешевых денег, быстроты принятия решений, адекватного отношения от банка, льготных условий по кредитованию: например, получить кредит без залога и понимания проблем. К нам часто приходят предприниматели и рассказывают о своих трудностях, как у них построена работа в компании, и очень хотят, чтобы их услышали. Это ведь закономерно. Это жизнь. Помните, как сказал герой старого советского фильма «Доживем до понедельника»: «Счастье — это когда тебя понимают». Это, наверное, вечная аксиома. Задача финансиста — найти баланс между желаниями клиента, его потребностями и интересами банка, его рисками и доходностью. И самая главная задача любого банка — это услышать клиента. У нас, например, нет жестких рамок, к каждому клиенту мы стараемся найти свой подход. Но в качестве совета могу сказать, что все-таки к документообороту в компании нужно относиться с высокой ответственностью.

— И, возвращаясь к сектору промышленности, кто сейчас, на ваш взгляд, стал чувствовать себя лучше, а кто хуже из направлений бизнеса?

— Несколько ожила торговля, конечно, не все ее сегменты, но всё же. Возможно, это связано с тем, что на рынке большое количество новых построенных торговых центров, и арендаторам предлагаются хорошие условия. Надеемся, что, когда восстановится рынок и подрастут продажи, хорошо зарабатывать начнут все. Можно отметить отрасли, которые попали в струю импортозамещения. Отечественный производитель, продукты которого качественные и востребованы покупателям. Такой всегда будет «на плаву» и станет активно развиваться. И таких примеров много.

Резюмируя, скажу, что совокупный объем кредитов МСБ, выданный банками на 1 января 2018 года в России, составил 4 трлн руб. Объем просроченной задолженности при этом, по прогнозу RAEX (Эксперт РА), останется на прежнем уровне.

Малый и средний бизнес в России всегда был индикатором реального состояния экономики, и хочется верить, что 2018 год станет годом продолжения восстановления экономики. При этом ряд отраслей, которые в первую очередь выиграли от антироссийских санкций и девальвации рубля, будут активно расти. И именно за право сотрудничества с такими компаниями будет продолжаться борьба между банками. А вот кто окажется более успешен — покажет только время.

Фотография предоставлена пресс-службой Россельхозбанка

Другие материалы по теме: