Статьи

Семен Гальперин: Судьба шоу-бизнеса зависит от кризиса

25 сентябрь 2015 (12:28)

Фотография предоставлена журналом «Банзай». Фотограф: Роман БайкаловНа вопросы ИАА «УралБизнесКонсалтинг» о ситуации в концертном бизнесе Екатеринбурга ответил продюсер «Телеклуба» и «Дома печати» Семен Гальперин.

— Семен, сказался ли кризис и падение курса рубля на гонорарах зарубежных и российских исполнителей? Стало ли сложнее привозить в Екатеринбург звезд?

— Гонорары зарубежных исполнителей выросли пропорционально росту курса доллара и евро. Это было вполне ожидаемо, хотя и очень неприятно. Если раньше стоимость концерта в 10 тысяч долларов США была эквивалентна 300 тысячам рублей, то теперь это 700 тысяч.

С таким повышением мало кто может справиться. Результатом стало падение спроса на иностранных звезд. Они перестали получать супервыгодные предложения, какими российский рынок привлекал их в прошлые годы. Ведь зачастую у нас западные звезды зарабатывали больше, чем в Европе. Ситуация стала хуже и для исполнителей, и особенно для нас.

Что касается российских исполнителей, неважно — московских, питерских или екатеринбургских, то они лучше понимают конъюнктуру отечественного рынка и примерно представляют, сколько могут собрать. Гонорары у них почти всегда номинированы в рублях и в последние годы остаются на том же уровне. Есть, конечно, и исключения. Например, группа «Ленинград» традиционно считает гонорар в евро, и в рублевом эквиваленте ее ценник за год вырос вдвое.

При этом артисты традиционно хотят забирать себе почти всю прибыль от концертов, а иногда и больше. Организаторам довольно сложно работать и получать еще что-то для себя. В редких случаях, когда на артиста неожиданно продано намного больше билетов, чем он рассчитывал изначально, организатор получает возможность реально заработать.

— Идут ли зарубежные гости на компромисс с екатеринбургскими организаторами концертов в финансовом отношении?

— Попытки таких разговоров были. Я даже слышал истории, когда большие артисты шли навстречу организаторам, соглашались на меньшие гонорары. Но это было в Москве и касалось очень больших концертов, где и так организаторы зарабатывать должны были очень мало, а с новым курсом концерт просто уходил в глубокий минус при полном аншлаге. Но это единичные случаи. Если контракт в евро, его и надо выполнять в евро, а если ты его не выполнишь, с тобой больше никто работать не будет.

— Как эта ситуация влияет на выбор исполнителей, приглашаемых для выступлений в «Телеклуб»?

— К нашему огромному сожалению, некоторых артистов, которых мы могли раньше привезти, теперь пригласить не можем. Наш город, наш зритель больше не может их себе позволить. Соответственно, культурная сфера в нашем городе и вообще в России страдает.

Но даже в этой ситуации мы стараемся возить всех, кого можем и считаем интересными. Востребованными становятся менее раскрученные и потому более скромные в своих запросах артисты. Раньше бы мы в них сомневались, а теперь думаем о том, чтобы их развивать.

Несмотря на все эти обстоятельства, нам удается сохранять отличное расписание. Не могу сказать, что что-то ухудшилось. Финансовая ситуация непростая, но поскольку «Телеклуб» — известная в мире компания, он продолжает развиваться. Так, в октябре состоится концерт Within Temptation, который я не представлял себе у нас, поскольку группа в Европе собирает на своих концертах по 4-5 тысяч человек. В ноябре пройдет концерт группы ДДТ, которая никогда не была в «Телеклубе» и выступала всегда на спортивных площадках. Несмотря на сложности, у нас выступают известные мировые и российские исполнители, которые раньше не приезжали.

— Можно ли говорить о том, что организаторы мероприятий в сложной экономической ситуации стали экономить на бюджете?

— В любой ситуации организаторы стараются сокращать расходы там, где это возможно. Но если исполнителю нужен отель 5 звезд, меньше никак не сделаешь.

— Сокращается ли число приездов зарубежных звезд в Екатеринбург?

— Естественно, оно сократилось. Пока не могу сказать в абсолютных цифрах, но тенденция налицо. И пути назад не видно. Если в 2013 году в Екатеринбург приезжали артисты уровня Стинга, то в ближайшее время мы вряд ли сможем их увидеть.

— Каковы сегодня основные проблемы рынка? Есть ли случаи отказов от запланированных приглашений известных исполнителей из-за возросших гонораров?

— Бизнес работает по-другому. Если у тебя есть подтвержденное предложение, то ты уже не можешь от него отказаться. Если нет — можно как-то манипулировать. Понятно, что были ситуации из серии «ой, у нас вырос курс, дайте нам подумать, как мы сможем изменить свое предложение». Но если работа начата, отказаться от своих обязательств уже нельзя.

В то же время, происходящее на рынке приводит к появлению большого количества долгов одних промоутеров перед другими. Это очень мешает рынку. Если бы у нас, как в США, было принято нормальное банкротство компаний, тогда большинство игроков давно бы уже обанкротились и избавились от этих долгов. Сейчас же эти долги висят мертвым грузом. Часто именно они становятся причиной появления жульнических схем во взаимоотношениях между промоутерами.

— Опишите, пожалуйста, некоторые из этих схем. В чем они заключаются?

— Например, некий промоутер утверждает, что именно он «делает российский тур» некоей звезды, хотя никаких конкретных договоренностей с артистом у него нет. В лучшем случае это просто нечестная конкурентная борьба, направленная на то, чтобы все региональные промоутеры именно к этому «организатору» прибежали «покупать» артиста, предложили ему больше денег, и он в свою очередь сделал исполнителю самое лучшее предложение по гонорару. Если схема красиво разыграна, так и происходит. Подобными вещами грешат даже самые крупные игроки на рынке, так как ставки у них особенно высоки, и им-то как раз верят.

А в худшем случае региональные промоутеры присылают «организатору тура» предоплату, после чего он пропадает или долгие годы кормит их обещаниями, что тур вот-вот состоится. Мне известны истории, когда подобные взаимоотношения действительно тянутся годами. Потом предлагаются новые туры в счет старых предоплат, они тоже оказываются фейками. Единственная защита от таких историй — очень хорошее знание рынка, но, к сожалению, подобные организаторы умеют находить себе всё новых и новых жертв.

Есть и обратные ситуации, при которых региональный промоутер обманывает организаторов туров. Так, они склонны бесконечно задерживать выплаты, ссылаясь на «кассовый разрыв» по другим концертам (то есть гонорар уже выплачен, а билеты еще не проданы) или просто «черную полосу» убыточных мероприятий. Организатор тура, как правило, не может задерживать выплату артисту, так как несет ответственность за весь тур. Отменять концерт он тоже обычно не может: это одновременно и удар по имиджу, и совершенно не отменяет необходимости выплаты гонорара. В результате региональный промоутер бесконечно не платит (а иногда не платит вообще), а организатор тура платит, и в лучшем случае беспроцентно кредитует промоутера на неопределенный срок, а в худшем — просто теряет деньги.

— Могут ли организаторы застраховаться от подобной ситуации?

— Для этого они «продают» региональным промоутерам артистов по завышенным ценам. Например, в два раза дороже. Тогда со стандартного 50%-ного аванса для выхода в продажу закрывается гонорар, и организатор уже более-менее спокоен. Другое дело, что в этом случае промоутер, как правило, терпит большие убытки, до конца расплатиться не может, и в итоге все равно попадает в проблемную ситуацию. Это нельзя назвать мошенничеством, так как никто не запрещает устанавливать любую цену на свои услуги, но это одна из распространенных ситуаций, которая «топит» бизнес.

Также есть вариант, когда билетные операторы, конкурируя между собой за квоты на реализацию билетов, авансируют промоутеров, то есть дают им деньги в долг для закрытия предоплаты и первых расходов. Предполагается, что эти долги будут закрываться с продаж билетов, но бывает, что продажи совершенно не оправдывают ожиданий, и промоутеру не из чего этот долг возвращать. В итоге билетным операторам сложно рассчитываться с «хорошими» клиентами, и мы опять тонем в цепочке долгов по кругу.

Например, по моим сведениям, обанкротившаяся екатеринбургская фирма «Бомонд» была должна более 10 млн руб. только одному из билетных операторов, авансировавших эту компанию.

Есть и множество других вариантов, но, думаю, логика примерно понятна.

— Существует ли проблема поддельных, фейковых туров. Как их распознать?

— Совсем недавно была попытка проведения фейкового тура Riverdance. Погрязший в долгах в прошлом известный промоутер на голубом глазу продал ненастоящий Riverdance множеству не столь осведомленных организаторов из регионов, и только из-за активности сознательных поклонников шоу это мошенничество сорвалось. Специально отмечу, что все это широко обсуждалось на крупнейшей российской музыкальной конференции Colisium еще за несколько месяцев до несостоявшегося тура, и более продвинутые промоутеры уже тогда всё поняли.

Сюда же можно отнести все туры давно распавшихся групп, где под громким именем маленькими буквами написано «трибьют»; или когда в турне по России едет десятый состав группы, а афиша создает впечатление, что первый. Есть известный промоутер, который прямо специализируется на таких гастролях и делает десятки подобных концертов в важнейшем зале страны — Крокус Сити Холле.

— Есть ли какой-то механизм решения проблем, связанных с недобросовестной деятельностью промоутеров?

— Понятное дело, есть российский суд, самый справедливый суд в мире. Но концертные агентства — обычно пустышки: собственно, кроме «знания как», чтобы организовать концерт, ничего не нужно. Есть билетная выручка, но её могут заводить на другую компанию. Есть личные расписки, но опять же у человека вполне может быть околонулевая официальная зарплата.

Единственный известный мне более-менее надежный способ — это залог недвижимости, но это сложно, да и её ведь может и не быть. Я уж не говорю о том, что контракты не всегда подписываются, многие работают на доверии, и в случае проблем вообще ничего никому доказать невозможно.

— Что ждет концертный бизнес Екатеринбурга в ближайшей перспективе?

— Сложно говорить за весь екатеринбургский концертный бизнес, потому что он во многом завязан на московские компании. Даже сложно сказать, что есть определенная прослойка людей, которых можно так назвать. К сожалению, екатеринбургские организаторы в основном немного дилетанты, поэтому конкурировать и работать нам приходится в основном с крупными московскими компаниями.

В этом смысле российский рынок — общий, и мы являемся его участниками. И сейчас речь не идет о развитии — мы можем говорить лишь о том, как этот рынок перераспределится в условиях падения.

Конкретно наша компания вошла в состав учредителей клуба «Дом печати»: это клуб примерно на 500-600 человек, он может принимать артистов не столь дорогих, как «Телеклуб», но хороших. И постараемся работать за счет того, что это очень комфортное, классное место. Мы будем привозить туда качественные коллективы, каждый день проводить мероприятия. Планируем несколько кинофестивалей, десятки концертов, вечеринки каждые выходные.

Что касается «Телеклуба», его статус достаточно высок, в том числе среди наших коллег в мире, поэтому несмотря на экономические передряги, у нас много совместных проектов с коллегами из других городов. И ощущения, что все «загибается», совершенно нет. Мы заработали себе репутацию на кризисные времена, и загруженность «Телеклуба», возможно, чуть поменьше, чем год назад, но не принципиально снизилась. Поэтому мы думаем, что прорвемся. Хотя все зависит от того, сколько лет будет продолжаться кризис.

Что касается наших коллег, я думаю, что часть из них исчезнет, что, может быть, на самом деле и неплохо, потому что рынок должен самоочищаться в кризисные времена.

В целом, пока в экономике все настолько плохо, почему с шоу-бизнесом будет как-то иначе? Я думаю, подобная ситуация сегодня наблюдается в любой отрасли.

Другие материалы по теме: