Резервы для ускорения реновации


13.07.2020
Раздел:Статьи
Резервы для ускорения реновацииПо данным Уральской палаты недвижимости (УПН), каждый третий житель Екатеринбурга живет в стареющем жилом фонде. Наиболее остро стоит проблема деревянных бараков и шлакоблочных домов. Их доля в структуре жилищного фонда города составляет 3%. При этом темпы сноса аварийных объектов в Екатеринбурге остаются крайне низкими.

Начальник аналитического отдела УПН Михаил Хорьков отмечал, что ежегодно в городе расселяют около 10 тыс. кв. м. жилья. Это составляет менее 1% от новой застройки. При сохранении существующих темпов расселения Екатеринбургу потребуется более 100 лет для того, чтобы полностью переселить людей из деревянных бараков и шлакоблочных домов.

«Применить опыт московской реновации для регионов невозможно. Снос «хрущевок» пока для нас неактуален. В первую очередь надо разобраться с деревянными бараками и шлакоблочными домами. Наверное, нужны какие-то законодательные изменения и организационные усилия на федеральном и региональном уровнях. Возможно, к решению этой проблемы следует подключить институты развития», — заявил М. Хорьков.

По его словам, обсуждать возможные варианты ускорения реновации в Екатеринбурге нужно уже сейчас. С каждым годом проблема быстрого физического и морального устаревания старого жилого фонда будет обостряться.

Недавно с предложениями по повышению эффективности процесса переселения граждан из ветхого и устаревшего жилья выступил глава «Атомстройкомплекса» Валерий Ананьев. В ходе заседания совета по улучшению инвестклимата Свердловской области он рассказал, что для ускорения реновации в Екатеринбурге важно внести изменения в федеральное законодательство.

Валерий Ананьев озвучил три конкретных предложения. Первое — включение в статью 49 Земельного кодекса РФ дополнительного основания для изъятия земельных участков для государственных и муниципальных нужд. Второе предложение — подготовка на федеральном уровне методических рекомендаций, которые предусматривают четкий правовой механизм возмещения застройщикам понесенных расходов при переселении граждан из аварийного жилищного фонда. Третье — обеспечение оплаты реновации энергосетей за счет инвестиционных программ.

«Екатеринбург — единственный российский город кроме Москвы, всерьез рассматривающий для себя идею комплексной реновации — и это стало возможным благодаря тому, что идею разделяют и поддерживают все участники рынка, экспертное сообщество, власти», — считает В. Ананьев.

Отметим, что «Атомстройкомплекс» активно осваивает застроенные территории в Екатеринбурге. Такие проекты реализуются в центре города, а также в микрорайонах Уралмаш, Эльмаш, Пионерский и Автовокзал. В прошлом году застройщик переселил из ветхого и аварийного жилья около 200 семей. Один из жилых проектов компании в 2019 году получил престижную федеральную премию FIABCI PRIX D’EXCELLENCE как «лучший проект развития застроенных территорий».

Ранее о проблеме медленной реновации в уральской столице высказывался представитель Российской гильдии управляющих и девелоперов (РГУД) в Екатеринбурге и Свердловской области Андрей Бриль.

«Для проведения реновации у нас не столько отсутствует политическая воля, сколько разумная экономическая модель. Нам необходимо разработать организационную модель и ответить на вопрос: «За чьи деньги будет праздник?». Думаю, при хорошей организации застройщики с удовольствием бы в этом поучаствовали», — считает А. Бриль.

Эксперты сходятся во мнении, что реновацию в Екатеринбурге нужно проводить в два этапа. На первом необходимо решить проблему деревянных бараков и шлакоблочных домов. На втором — начать реализацию комплексной программы по переселению горожан, которые проживают в типовых объектах 1950-1980-х годов. Нормативный срок эксплуатации «хрущевок» и «брежневок» постепенно завершается. Такие объекты все чаще пополняют ветхий жилой фонд Екатеринбурга.
Свидетельство о регистрации агентства ИА № ФС 77-25770 от 04 октября 2006 г., выдано Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия.