Гречневый психоз


24.03.2020
Раздел:Статьи
Фотография предоставлена сайтом morguefile.com (miha6205)С начала марта 2020 года в Свердловской области, как и в целом по стране, резко увеличился спрос на продукты питания длительного хранения. Население активно скупает крупы (в первую очередь гречку) и консервы, делая запасы в связи с пандемией коронавируса COVID-19. Вслед за этим поставщики круп начали повышать отпускные цены. Хотя, как следует из отчетности по урожаям, видимых причин для роста цен не наблюдается.

Продуктовый психоз 2.0

Ажиотажный спрос на товары первой необходимости в стране начался с Москвы и Санкт-Петербурга в середине февраля 2020 года. В разговоре с корреспондентом УрБК покупатели объясняли, что делают запасы, опасаясь введения жесткого карантина и прекращения поставок и производства продуктов питания.

К началу марта панические настроения дошли до Среднего Урала. Как следует из материалов компании «СКБ Контур» (которая ссылается на данные покупок, проведенных через онлайн-кассы), спрос на крупу в Свердловской области начал расти 9 марта 2020 года. К 18 марта показатели по данной категории товаров выросли до 327% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. В лидерах продаж гречка и рис.

Одновременно с этим в регионе на 20% снизился спрос на мясо. При этом число официально зарегистрированных случаев заболеваний коронавирусом в области в несколько раз меньше по сравнению с Москвой и Санкт-Петербургом. По всей видимости, жители Среднего Урала поддались общим настроениям.

Вместе с тем показатели в Свердловской области оказались ниже, чем в целом по стране — в России продажи крупы за тот же период выросли на 57%. Потребление мяса сократилось на 17%.

Как следует из статистики, в регионе повторяется всплеск потребительского спроса, который наблюдался в ноябре 2014 года. Как ранее писал УрБК, пять лет назад разом сошлись несколько факторов: введение продовольственного эмбарго, девальвация рубля и гибель урожая в ряде регионов. Опасаясь подорожания продуктов питания, свердловчане начали массово скупать товары длительного хранения. Опустошение прилавков, в свою очередь, подстегнуло продовольственную инфляцию.

Каким образом будет развиваться динамика спроса в ближайшее время, по всей видимости, зависит от жесткости эпидемиологических мер, принимаемых властями, и уровня распространения заболевания коронавирусом в регионе. Примечательно, что в отличие от событий 2014 года ухудшающаяся экономическая ситуация на настроения населения мало влияет.

Производители гречки отбивают потери

На фоне растущего спроса поставщики круп начали увеличивать цены, о чем на днях сообщили федеральные торговые сети. Как писала газета «Ведомости», ритейлерам поступили уведомления о повышении оптовых цен на гречку (на 15-20%) и рис (30%).

При этом стоимость крупы, по данным «СКБ-Контура», с начала марта 2020 года выросла на 30% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Для сравнения: по итогам 2014 года цены на ядрицу в Свердловской области выросли на 85%. Панике на рынке предшествовала информация о выпавшем на Алтае снеге. После этого поставщики начали публично заявлять о возможном подорожании крупы.

Однако в текущем году повышение цен проводится при достаточных запасах гречки и риса в стране.

По данным Росстата, в 2019 году валовой сбор гречихи в стране составил 932 тыс. т, риса — чуть больше 1 млн т. Норма потребления гречихи в России, по рекомендации Минсельхоза РФ, составляет 3,5 кг в год на душу населения. Потребность страны в этой крупе оценивается в 550 тыс. т. Рекомендованная норма потребления риса варьируется от 3 до 7 кг на душу населения (Минсельхоз РФ регулярно обновляет нормы). Соответственно, уровень самообеспечения страны рисом также можно считать удовлетворительным.

Другой вопрос, что рис как экспортный продукт более востребован в мире по сравнению с гречкой. Для сравнения: с сентября по ноябрь 2019 года на экспорт было отправлено 15,7 тыс. т ядрицы, риса — 32,8 тыс. т.

Как ранее писал УрБК, после кризиса на рынке в 2014 году посевные площади в России были увеличены на 40% — до 1,6 млн тыс. га. Рекордные урожаи в стране привели к перепроизводству и падению цен. В 2017 году в Свердловской области гречка подешевела сразу на 40% (до 49,56 руб.). В 2018 году в целом по стране цена на продукт упала на 29%. Из-за резкого удешевления крупы и наличия невостребованных излишков аграрии несли потери.

Для решения этой проблемы Минсельхоз РФ в 2018 году посоветовал сельхозпроизводителям сократить посевные площади на 40%. Этой же тактики аграрии придерживались в 2019 году. В итоге к декабрю 2019 года цены на гречку выросли на 34% по сравнению с январем.

Из этих данных следует, что ожидаемой стабилизации на рынке за последние пять лет так и не произошло — цены на крупу по-прежнему меняются скачкообразно. Принятых министерством мер оказалось явно недостаточно.

Невыученные уроки

Как показал мартовский ажиотаж спроса, Минсельхоз РФ и профильные ведомства оказались не готовы к форс-мажорной ситуации на продовольственном рынке. По большому счету цены на социально значимые товары испытывают психологическое давление из-за пандемии коронавируса.

Власти, как и в прошлые годы, пытаются успокоить население, демонстрируя запасы товаров на продовольственных складах. В качестве реальных мер в правительстве РФ снова вернулись к идее заморозки цен (что в последующем может ускорить инфляцию), а также рассматривается вопрос о снижении экспортных пошлин на товары первой необходимости.

Одна из главных проблем агропромышленного комплекса страны вместе с тем так и остается нерешенной. Сельхозпроизводители по-прежнему впадают из одной крайности в другую — от перепроизводства к созданию дефицита. При разбалансировке рынка профильные ведомства переходят к работе в режиме «пожарной команды». Однако структурных проблем в отрасли такие методы не решают.

Это, в свою очередь, создает почву для спекуляции. События 2014 года показали, что меры, предпринимаемые органами власти против искусственно созданного дефицита, как правило, оказываются запоздалыми.

Сергей Беляев
Свидетельство о регистрации агентства ИА № ФС 77-25770 от 04 октября 2006 г., выдано Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия.