VIP-Интервью

Василий Воинов: Гонорар фотографа может достигать 150–160 тысяч рублей

1 февраль 2011 (17:07)

Фото предоставлено Василием ВоиновымФото предоставлено Василием Воиновым На вопросы информационно-аналитического агентства «УралБизнесКонсалтинг» ответил фотограф Василий Воинов

— Василий, когда начинается разговор о коммерческой фотографии, то первое, что приходит на ум большинству, — это свадебная фотография. Действительно ли свадебная фотография формирует основной заработок профессиональных фотографов?

— Не буду обобщать и говорить за всех фотографов, но свадьба — это одно из немногих мероприятий, где люди действительно готовы платить за труд фотографа серьезные деньги. Свадьба — это вообще повод разорить людей: там платят за совершенно непонятные, ненужные вещи. Это такое событие в жизни, при котором люди готовы разбрасываться деньгами, и фотографу в этот момент проще получить адекватное вознаграждение за свою работу.

— Есть ли у современных екатеринбургских фотографов возможность иметь постоянный системный заработок, который позволяет прогнозировать, вести бизнес с планированием, с инвестициями, с амортизацией?

— Наверное, такие фотографы есть. Но кроме Дмитрия Лошагина я не знаю ни одного. Студийные фотографы живут циклически: стихийно «нарастают» и столь же стихийно исчезают. Им на смену приходят новые. И только Лошагин — единственный долгоиграющий хорошо оплачиваемый фотограф.

— Каков размер максимального гонорара за свадебную съемку в Екатеринбурге?

— В целом оценить сложно, на рынке существует огромный разброс цен. Начинающие фотографы могут снимать бесплатно, для того чтобы сформировать портфолио. Некоторые снимают для портфолио всю жизнь и умирают, так и не доделав его. То есть на рынке всегда есть люди, готовые снимать свадьбу за идею, просто потому, что им кажется, что они потом получат картинки, благодаря которым они когда-то потом найдут клиентов.

Что касается «потолка», то это 150–160 тысяч рублей. Я знаю клиентов, которые столько денег отдали за фотографирование.

— Что для вас фотография — ремесло или искусство?

— И то, и другое.

— Во время свадебной съемки существует определенная «обязательная программа» для создания некоего стандартного набора фотографий? Или все же фотограф вносит элементы искусства, создавая авторские фото?

— Опять-таки все бывает по-разному. Хочется думать, что искусство в свадебной фотографии присутствует. И, честно говоря, иногда оно там действительно бывает. Но в целом это скорее ремесло, некий стандартный сервис. Во всяком случае, платят там чаще не за искусство.

— Вы работали со свадебными фотографами в Америке. С точки зрения бизнеса отличается ли Америка от нас?

— Конечно, отличия есть. Прежде всего, это уровень гонораров. Вот буквально вчера я слушал, как востребованный нью-йоркский свадебный фотограф Гульнара Самойлова отвечала на вопросы фотографа Ласло Габани. Их диалог транслировался в Интернете. Так вот, она рассказывает, что год или два она работала ассистентом за совершенно смешные для Нью-Йорка деньги, получая где-то 250 долларов за свадьбу. У нас, в принципе, достаточное количество народу за эти деньги работает. Сейчас у нее начальная цена — 5 тысяч долларов. За отдельную цену идут фотосъемка и все файлы со свадьбы, дополнительные вещи, такие как фотокнижки. В среднем выходит 15–20 тысяч долларов.

При этом технологически снимает она так же, как и мы. Глобализация привела к тому, что технологии съемки сейчас одинаковы во всем мире. Везде одна техника, одна мода. Она разнообразна, но она одинакова.

— Свадебное фото — это нечто застывшее, постоянное или из года в год появляются новые тенденции?

— Есть люди, которые работают в стабильной манере и не изменяются год от года. Но в целом определенные изменения в тенденциях присутствуют всегда, потому что любой бизнес, особенно такой визуальный, как мода и фотография, требует постоянного движения. Была мода на красивые постановочные снимки, на фотографию в парках, на репортажную манеру съемки. Все эти тенденции появляются на Западе, потом достаточно быстро доходят и до нас.

— Что из себя представляет готовый продукт свадебной фотосъемки?

— Книги. И там, и здесь это фотокниги. В Нью-Йорке очень популярны и востребованы веб-галереи. Это обусловлено развитием Интернета и транспортными проблемами: там никто не готов тратить несколько часов для того, чтобы добраться до студии и отсмотреть фотографии. У нас, как правило, это диск с фотографиями и фотокнига.

— У нас в городе есть организации, которые могут делать фотоальбомы мирового качества?

— У нас первой была студия «Фолио» Андрея Калугина, сейчас открывается еще сразу несколько. Там можно делать действительно интересные вещи, в том числе большие фолианты с печатью на пластике, коже, стекле, металле. Как правило, в подобных альбомах 20–30 страниц. Есть в нашем городе и возможность печатать фотоальбомы полиграфического качества на мелованной бумаге. Раньше полиграфические книги я печатал за рубежом, но проблема доставки становится основной причиной, из-за которой я перешел на местную печать. Так, под Новый год до меня просто не дошла партия отпечатанных книг. Они застряли где-то в недрах почтовых и курьерских служб и уже больше полутора месяцев не могут до меня дойти. И я просто не знаю, увижу ли их когда-нибудь.

— Сколько свадеб нужно снимать ежемесячно профессиональному фотографу, для того чтобы обеспечить себе приемлемый уровень дохода?

— Идеальным вариантом для меня были бы 4 свадьбы в месяц. Сейчас я делаю чуть меньше — не каждую неделю удается отработать заказ. Но я знаю людей, которые снимают по 50 свадеб в сезон, это больше 10 свадеб в месяц. Работают не только в пятницу и субботу, но и в другие дни, успевают обслужить по две свадьбы в день.


— С точки зрения своего опыта и опыта американского, какая модель бизнеса для фотографа наиболее приемлема?

— Скажу честно: я отвратительный бизнесмен. И потому говорить об идеальной модели мне сложно. Да и нужно сказать честно, что живу я не только свадебной фотографией. Есть корпоративная съемка. Не так давно я полтора месяца ездил по северам, снимал строительство газовых промыслов — так там денег намного больше.

— Что должно произойти для того, чтобы клиенты поняли, что фотография стоит немалых денег, и начали адекватно платить за работу фотографу?

— Это зависит только от самих фотографов. И для этого мы должны сделать очень многое. В первую очередь, начать превращать свою деятельность в нормальный бизнес. К сожалению, многие этого не понимают и рушат всю структуру.

Более того, и сам я не могу сказать, что моя деятельность — нормальный отлаженный бизнес. Это всегда какая-то авантюра, некое стояние на грани. Я зарабатываю деньги, но бизнес, на мой взгляд, это отлаженный рабочий процесс, который может работать и без своего создателя. У меня не так.

— Выходом могло бы стать фотоагентство. Но что оно дает фотографу в обмен на часть денег от его работы?

— Фотоагентство предоставляет ресурсы, бренд, помощь и поддержку, деньги. Тогда человеку выгодно работать на агентство. Кроме того, многим удобно не брать на себя ответственность, да и вопросами рекламы, клиентской базы также занимается агентство. Буквально лежишь на печи и ждешь телефонного звонка. Есть звонок — идешь, снимаешь. Отдал файл — и свободен. Получи деньги и не заботься о дальнейшем результате. Обработка фотографий, отбор, переговоры с клиентом — уже забота агентства.

— Почему наши фотографы не формируют вокруг себя культурную среду, не проводят выставки?

— Ну это надо спросить наших фотографов. Вот я — ленивый, поэтому не занимаюсь этим.

— Можно ли сказать, что в Екатеринбурге все-таки есть рынок фотографии?

— Конечно, есть. И есть свой потребитель. Кто-то живет за счет портретной или семейной фотографии, свадебных или репортажных съемок. Есть универсалы, которые могут все. Есть люди, которые содержат студии, есть те, кто работает без них.

— Готовы ли вы продавать свои фотографии, отпечатанные в хорошем качестве, в качестве элементов дизайна интерьеров?

— Сложный вопрос. Дело в том, что такого рынка у нас действительно не сформировалось, и создавать его в одиночку безумно сложно. Для создания таких постеров нужно затратить массу усилий, сделать очень много работы. И продавать их потом за 3–5 тысяч просто неинтересно. Пока системы дистрибьюции нет, самостоятельно заниматься этим я смысла не вижу.

Другие материалы по теме: