Авторская колонка

Финансовый аналитик Всеволод Чащин о регулировании финансовых рынков

1 ноябрь 2010 (17:38)

Финансовый аналитик Всеволод ЧащинИзвлекают ли выгоду органы надзора из акта контроля? Как механизмы контроля влияют на ожидания субъектов относительно длительных горизонтов? Имеется ли конфликт государственного контроля благосостояния принципалов государственной собственности? Привносят ли действия регуляторов равновесие на финансовых рынках?

Порой деятельность тех или иных финансовых институтов или финансовых механизмов дает рыночный сбой. Рыночные ситуации деформируют механизмы, дезориентируют поведение участников, нарушают процессы трансформации сбережений в инвестиции, рыночные сигналы превышают пороги чувствительности (склонность) к риску, неблагоприятно воздействуя на экономику в целом. Именно в такие моменты в работу финансовых рынков включаются регулирующие органы надзора. В общем смысле регулирование — это право ограничить возможность выбора, ограничить личную свободу, отнимая у людей часть их прав для того, чтобы добиться осуществления совместной деятельности, и это право принуждения мы признаем за государством. Все мы можем добиться большей свободы, более широкого выбора, если примиримся с ограничениями нашей свободы, нашего выбора. Принуждение также полезно и для организации более эффективного добровольного обмена или формирования инфраструктуры финансовых рынков.

Но так ли это на самом деле? В реальности не всегда процесс регулирования финансовых рынков ведет к состоянию равновесия. Если мы хотим понять положение дел в реальном мире, нам нужно отвлечь свое внимание от гипотетического конечного результата регулирования и сосредоточиться на процессе изменения, который мы можем наблюдать вокруг себя. Понять процесс изменений значительно труднее, чем статическое состояние равновесия. Регуляторам приходится иметь дело с ситуацией, которая сопряжена с процессом принятия решений, в этом случае субъекты надзора составляют неотъемлемую часть этого процесса изменений. Таким образом, само поведение регуляторов вносит элемент неопределенности на финансовых рынках.

Современная финансовая среда может быть представлена как иерархически организованная самокорректирующаяся система, в которой коррекция происходит двумя способами: в одном случае регулировка государственными органами контроля, в другом — перенастройка финансовых рынков скоординированными действиями самих участников. Государственные органы меняют комфортный диапазон колебаний и подвергают финансовые рынки дополнительным изменениям на все более высоком уровне. Центральные финансовые власти меняют «настройку» финансовых индикаторов не из-за конкретного отклонения, а потому что в течение определенного промежутка времени диапазон колебаний не соответствует «комфортному диапазону» развития экономики. И регулятор меняет диапазон или какой-либо показатель из финансовых индикаторов: процентную ставку, нормы резервирования, коридор бивалютной корзины и др. Модель может быть подвергнута дополнительным изменениям на все более высоком уровне, если центральные финансовые власти изменят свои «привычки» в отношении настройки финансовых рынков.

Соотношение между этими двумя методами достижения точности в настройке процесса описано у Х. Миттельштедта как «калибровка» и «обратная связь». Миттельштедт использовал пример с двумя методами стрельбы. Если человек стреляет из винтовки, он, используя прицел, исправляет ошибку до тех пор, пока не получит удовлетворения и точности в прицеливании, и только после этого спускает курок. Это и есть метод обратной связи, когда используется информация о конкретной ошибке в уникальном событии или логический тип обратной связи. Ошибка корректируется в середине незавершенного действия, его основная характеристика — использование коррекции ошибок в каждом отдельном акте выстрела.

Если, с другой стороны, охотник использует дробовик для стрельбы по летящей птице, у него не будет времени несколько раз корректировать прицел. Ему придется положиться на «калибровку» своих глаз, мускулов и мозга. При виде поднимающейся в воздух птицы он должен воспринять всю совокупность информации, на основе которой его мозг и мускулы произведут расчеты, управляя подъемом дробовика до уровня, где он будет целиться на опережение движущейся птицы. При достижении этого положения он выстрелит. Во всем этом едином действии существует минимум коррекции ошибок в процессе действия, а судить о качестве стрельбы можно лишь после завершения действия. Тем не менее профессионал постарается приобрести практику, когда он будет тренироваться часами, стреляя по тарелкам, постепенно набирая мастерство, так как он использует предыдущие результаты для внесения изменений в настройку и координацию рук, глаз и мозга. Основной характерной чертой метода калибровки является отсутствие коррекции ошибок во время самого акта и использование большого количества актов для достижения лучшей настройки или калибровки внутренних механизмов реагирования.

Два различных способа стрельбы, два разных метода регулирования демонстрируют различия в логических типах. В обоих случаях центральные финансовые власти поднимаются на второй логический уровень, когда необходимо различать методы регулирования: или калибровка, или прямое регулирование и надзор. Повышение барьеров входа в отрасль — это метод прямого регулирования; принимая решение о рефинансировании банковской системы, снижая привлекательность финансовых инвестиций для нерезидентов, играя на опережение поставленной цели — это уже методы калибровки финансовых рынков, калибровки поведения участников. Происходящее событие в ужесточении надзора является не только изменением, применимым к частному случаю, но закладывает долговременные изменения в финансовой системе, которые повлияют на будущие события, то есть изменения в структуре, о качестве которой будем судить после завершения действий.

Другие материалы по теме: