Авторская колонка

Эксперт рынка коммерческой недвижимости Алексей Мальцев об «уничтожителях» торговых центров Екатеринбурга

20 август 2010 (13:16)

Эксперт рынка коммерческой недвижимости Алексей Мальцев Конечно, хорошо быть умным, красивым и богатым. С таким же успехом можно рассуждать о том, как было бы замечательно, если б все люди модно одевались и ездили на дорогих машинах. И рассуждать об этом, умиляясь собственной тяге к прекрасному, — пустая трата времени. Такие же мысли меня посетили, когда я прочитал новость об акции «Голосуй за снос» в рамках I Уральской индустриальной биеннале современного искусства, где в список претендентов на виртуальный снос попали некоторые объекты коммерческой недвижимости Екатеринбурга. Я имею в виду ТРЦ «Алатырь», ТиДЦ «Европа», Girls-маркет «Гринго» и ТГ «Дирижабль». Скажем мягко, меня нельзя отнести к защитникам существующих у нас в городе торговых и офисных центров. Но вместе с творческой интеллигенцией от современного искусства бегать и метить объекты «черной меткой» я тоже не собираюсь.

Во-первых, насколько я понял, «заслуженность сноса» («уродливость») здания будет оцениваться исходя из неких внешних признаков: внешняя и внутренняя архитектура, гармоничность с окружающей средой и так далее. Но объект недвижимости — это не просто архитектура. Даже более того — это архитектура чуть ли не в последнюю очередь! Недвижимость — это своего рода застывшая функция, а суть данной функции состоит в обустройстве среды обитания человека. В данном случае я говорю не о том, что один взгляд на здание должен вызывать благостные чувства. Я говорю о методологии оценки объектов. И в этом смысле оценка объекта должна быть на порядок более глубокая: необходимо смотреть в суть объекта, в его функцию, для кого создан, чьи потребности удовлетворяет и так далее. Иначе говоря, необходимо вести речь об успешности объекта как бизнеса. И в этом плане условно успешные объекты коммерческой недвижимости далеко не всегда могут отвечать чьим-то эстетическим предпочтениям. Например, ТРЦ «Мега» — вся «красота» этого, по сути, ангара сводится к ярким фасадам и входным группам. Но почему-то в сознании обывателя данный объект никогда не будет уродливым, так как он раз в неделю ездит в «Ашан» и гуляет по «Икее». А лиши данный объект успешных арендаторов — и он сразу же станет уродцем и позором города. То же самое касается и других объектов. Пока объект выполняет свою функцию, его архитектурные достоинства имеют минимальное значение.

Во-вторых, меня несколько смущает состав судейской коллегии — «известные архитекторы, культурологи, социологи, антропологи и журналисты». А почему судят они? Почему нет представителей из сферы бизнеса, то есть тех, кто создает подобные объекты? Как ни странно, но я всегда считал, что основными врагами девелопмента коммерческой недвижимости являлись архитекторы. Они изначально разрушали функциональность объекта, которую пытался заложить бизнес, руководствуясь только понятным им чувством прекрасного. Им было всегда безразлично, что их «красота» выливалась в космический бюджет, их планировки невозможно было приспособить под арендаторов и так далее. В этом смысле надеяться на беспристрастный взгляд не приходится.

В-третьих, разрушать, даже виртуально, всегда проще. Странная манера «демократических способов изменения среды обитания». Для начала пусть участники акции найдут денег, купят земельный участок, запроектируют и построят какой-нибудь идеальный в их представлении объект. А потом все лишенные чувства прекрасного остальные участники рынка недвижимости соберутся и посмотрят, что получилось. Когда какая-нибудь буйная молодежь начинает жечь чьи-нибудь книги или пикетировать выставки, сразу же творческая интеллигенция начинает требовать прекратить эти бесчинства и всё такое. А почему эти люди имеют моральное право даже на виртуальное уничтожение объектов? Чем это отличается от сжигания книг? Даже неоднозначные объекты недвижимости и их создателей необходимо уважать только за то, что их построили. А это очень непростой бизнес.

Другие материалы по теме: