Авторская колонка

Эксперт страхового рынка Максим Стародубцев о том, почему в России никогда не будет нормальной медицины

1 июль 2010 (10:34)

Эксперт страхового рынка Максим Стародубцев о том, почему в России никогда не будет нормальной медицины
Почему у нас не будет нормальной медицины?

На примере новаций о реформировании социальной сферы хорошо видны все огрехи отечественной законодательной кухни. Потому, что из добрых намерений и правильных деклараций получается что-то типовое, мерзкое и опасное в употреблении. Такое же, как если в любовно сготовленный жбан супчика, кой с нетерпением ожидает стучащая ложками общественность, кто-то кинет гнилую крысиную голову.

Посудите сами: замах на предоставление гражданам медицинских услуг, в борьбе за качество которых в конкурентной и открытой борьбе должны биться медицинские учреждения, сделан давно. Что из этого получилось — вопрос риторический. Причины фиаско ясны: систему устраивает положение монополиста, когда рыночные механизмы отбора наиболее эффективных поставщиков услуг не работают. В итоге кто-то благоденствует, ничего не меняя (только прося денег на модернизацию), а другие отлично живут, стоя на страже калитки, за которой узкий круг платежеспособных лиц может получить более-менее удобоваримую услугу. Нормальная ситуация естественной монополии, окруженной группой «доверенных» лиц. И ничего, что до 90% российского населения живет в прошлом веке и на задворках «третьего мира» по уровню медицинской помощи. Теперь, «по Высшей Воле», эта сложившаяся система пытается извернуться в «самореформировании». Не выходит. Всё, так или иначе, возвращается на круги своя.

Вот сколько раз говорено, что в здравоохранении существует конфликт интересов — чем хуже оказывается помощь по программе госгарантий (в рамках бюджета или обязательного медицинского страхования — ОМС), тем выше спрос на платные медицинские услуги. И потому повышение качества бесплатной медицинской помощи не нужно никому, кроме «обычных» (преимущественно бесправных) граждан. Но для того, чтобы пациент обрел силу в защите своих прав, ему нужен квалифицированный адвокат, способный на равных биться с «поставщиком услуг» — больницей. Естественно, этого поверенного должен нанимать сам гражданин (кто платит, тот и заказывает). Формально всё так и есть — более 15 лет существует институт страховых компаний. Но только выбирать их граждане начали пару лет назад. Да и то не все, да и то в одном-двух субъектах РФ, да и то полулегально.

При этом большинство медстраховщиков неплохо прирабатывают на ниве «дополнительного медстрахования» (см. выше — невозможного при высоком качестве бесплатных медуслуг) или на поставке клиентов в приближенные к ним частные клиники. Чего только стоит доказанный Свердловской ФАС сговор крупнейшей страховой компании по ОМС с одной из крупнейших больниц по продаже полагающихся бесплатно обследований по полисам «добровольного медстрахования»! А в подавляющем числе областей России работает не 15 компаний, как в Свердловской, а одна, две, максимум три. И все они совмещают ДМС и ОМС, а население к ним прикреплено железной хваткой «выигрыша по конкурсу». И что, «с каких щей» эти олигархи будут бороться за права граждан? Тратиться на юристов, на внимательных представителей, портить отношения с больницами?

Рецепт разгона синекуры прост, как любой институт демократии: нужно «отделить мух от котлет». В данном контексте — сделать работу по обязательному медстрахованию исключительным, некоммерческим видом деятельности, отдав право выбора своего представителя перед врачами самому пациенту. И, знаете ли, если возвращаться к законодательной кухне, всё почти так и было прописано в новом проекте закона о медицинском страховании, который столько лет готовил федеральный Минздрав. Если не считать «гнилой крысиной головы», совершенно незаметной тем, кто смотрит на думско-министерскую похлебку со стороны. Так вот — эта, почти незаметная, «ложка дегтя» заключается в фактическом отсечении потребителя от выбора наиболее заинтересованного в нем партнера. Когда вместо допуска на рынок медстрахования новых, не дискредитировавших себя прежним бездействием медицинских страховщиков, наоборот, четырехкратно повышаются требования к их уставному капиталу (при том, что никакого финансового риска работа в системе ОМС не несет), а норма, запрещающая совмещение ДМС и ОМС, исчезает. Мягко говоря, коррупционным выглядит требование к разделу не определившихся с выбором страховщика граждан между «тремя крупнейшими» участниками рынка, странны ограничения на защиту прав пациентов — именно ту деятельность, для которой, по сути, и созданы медстраховщики.

Увы, вменяемой, «клиентоориентированной» критики скоропостижно продвигаемых новаций — нет. Есть только громкий плач страхового крупняка, которому не отдают в распоряжение финансовые средства ОМС полностью. Как же, обидели «маленьких», не дали всех пряников...

Нет, я не призываю к отстрелу федералов, хотя, возможно, требование заставить их работать в равной конкурентной борьбе на благо отечественного населения тому равносильно. Мое предложение куда гуманнее. По крайней мере — для пациентов. Еще бы поддержку региональных властей получить, а то они все плачутся про кризис.

Другие материалы по теме: