Статьи

Наследство шестого созыва

6 июль 2018 (16:43)

Фотография с сайта Государственной думы РФС 1 июля 2018 года в России вступили в силу сразу несколько изменений в законодательстве, которые вызвали в стране резонанс еще на стадии проектов. В частности, речь идет о пакете антитеррористических поправок, введении электронной ветеринарной сертификации и второй волне реформы применения контрольно-кассовой техники (ККТ). Все изменения были приняты депутатами Госдумы России шестого созыва. И по разным причинам, но все же, ни один из законов не заработал в установленный срок без сбоев.

Кейс ЭВС

Поправки в закон о ветеринарии, которые регулировали введение электронной ветеринарной сертификации (ЭВС), депутаты Госдумы приняли в июле 2015 года. Закон обязывал всех субъектов хозяйственной деятельности, которые занимаются поставкой или переработкой животноводческой продукции, зарегистрироваться в системе «Меркурий» и оформлять в ней сопроводительные документы.

Изначально планировалось, что ЭВС станет обязательным с 1 января 2018 года. Однако требование вызвало острую критику со стороны отраслевых сообществ, особенно производителей молочной продукции. Представители бизнеса прогнозировали перебои в поставках молокопродуктов и просили если не отменить введение ЭВС, то хотя бы перенести его.

При этом участники рынка также сообщали, что исполнение закона потребует от компаний значительных затрат, что в итоге может сказаться на конечной цене молочной и мясной продукции. При этом главную цель закона — избавление от фальсификата на рынке — ЭВС так и не решит.

В октябре 2017 года в правительстве РФ прислушались к доводам бизнеса и согласились с переносом сроков для более плавного перехода. Однако законодательно решение все не оформляли, в результате Госдума приняла закон об отсрочке только за пару недель до Нового года. Перенести дату решили на 1 июля 2018 года.

Полгода отсрочки позволили бизнесу наладить работу в «Меркурии». Однако это все равно вызывало обеспокоенность с подключением конечных участников цепочки — ритейла, мелкой розницы, муниципальных учреждений. Кроме того, предприниматели переживали, не будет ли сбоя в программе, когда все участники рынка начнут работать в системе.

Уже в тестовом режиме сервер «Меркурия» не смог справиться с нагрузкой, поэтому специальным приказом от 28 июня 2018 года Минсельхоз отложил введение ЭВС на молочном рынке до следующего года. В итоге сейчас требование исполняют только участники оборота мясной продукции, но и они жалуются на перебои в системе.

Кейс Яровой

Пакет антитеррористических поправок, разработанных депутатом Ириной Яровой и сенатором Виктором Озеровым, депутаты Госдумы приняли в июне 2016 года, а в июле его подписал президент РФ.

Напомним, с 1 июля 2018 года закон обязывает операторов связи в течение трех лет хранить сведения о фактах приема, передачи, доставки и обработки голосовой информации и текстовых сообщений, изображений, звука и видео. Самый «тяжелый» контент — содержание сообщений, изображения, звуки и видеоинформацию — операторов обязали хранить шесть месяцев. Всю эту информацию также необходимо предоставлять по запросу спецслужб.

В течение двух лет после принятия закона россиян пугали ростом цен на услуги связи из-за его требований. Представители бизнеса утверждали, что исполнение закона потребует многомиллионных затрат, но при этом не будет эффективным инструментом в борьбе с терроризмом.

На практике закон так и не заработал с 1 июля 2018 года, потому что отраслевое министерство не сформулировало требования к новому оборудованию. В свою очередь, Минкомсвязь не может выпустить приказ, так как в стране нет сертифицированного оборудования, подходящего под требования «пакета Яровой». По данным издания «Коммерсантъ», сейчас в стране только одна организация имеет аккредитацию на тестирование оборудования, но и она не может выдавать сертификаты.

Планируется, что еще несколько организаций аккредитуются к концу 2018 года. Потом они проведут тестирование оборудования, выдадут сертификаты, и только после этого производители наладят его выпуск, а операторы смогут исполнить требование закона. Использование несертифицированного оборудования грозит им административной ответственностью.

Естественно, в этом кейсе вызывает недоумение, почему аккредитация организаций началась только после вступления в силу поправок, а сам законопроект не прошел должным образом оценку регулирующего воздействия. По оценке интернет-омбудсмена, генерального директора RadiusGroup Дмитрия Мариничева, операторам придется в течение 5-7 лет работать без прибыли, чтобы компенсировать затраты.

Кейс онлайн-касс

Опять же, в июне 2016 года депутаты приняли закон, регламентирующий введение онлайн-касс в стране. Поправки были настолько серьезными, что их стали называть реформой применения контрольно-кассовой техники. Например, в первоначальной версии закона от 2003 года ККТ применялась для защиты прав потребителей, в новой редакции к этой цели добавились фискальные.

Реформа предполагает три этапа. Больше всего проблем бизнес испытал на первом этапе, который начался с 1 июля 2017 года. Предприниматели первой волны столкнулись и с дефицитом сертифицированного оборудования, и со сложностями наладки программного обеспечения, и даже с массовым сбоем онлайн-касс. В итоге ФНС объявила, что во время переходного периода не будет штрафовать за нарушения при применении ККТ.

Ко второму этапу — с 1 июля 2018 года — большую часть технических вопросов удалось наладить, однако теперь госорганы столкнулись с низкой дисциплинированностью малого бизнеса, который попал во вторую волну. Если в прошлом году к 1 июля в Свердловской области новую технику установили почти все организации, на которые распространялись требования, то в этом — только две трети. Как и в случае с первой волной, пока налоговые органы планируют ограничиться предупреждениями во время проверок.

Судя по всему, третий этап реформы также не пройдет спокойно. Среди прочего, с 1 июля 2019 года через онлайн-кассы должны будут проходить все безналичные расчеты с физическими лицами. Пока у участников рынка нет четкого представления, как это будет работать. Кроме того, не исключено, что требование в итоге отменят. Так, всего через три дня начала второго этапа отменили необходимость использования онлайн-касс при продаже жетонов в метро.

Поправки к поправкам

Все три базовых проекта поправок приняли депутаты Госдумы РФ шестого созыва, которые прославились наибольшей производительностью по сравнению с предыдущими поколениями. За пять лет работы они внесли 7,2 тыс. законопроектов, из которых приняли 2,2 тыс. Для сравнения, депутаты пятого созыва внесли на рассмотрение 4,4 тыс. законопроектов, а приняли 1,6 тыс.

При такой высокой законопроизводительности неудивительно, что некоторые законы имеют недоработки. В итоге стандартной практикой стало принятие поправок к поправкам, в некоторых случаях еще до вступления в силу первых изменений. В других возникают казусы, когда требование отменили через несколько дней после начала работы. Подобное наслоение поправок только усложняет российское законодательство.

При этом следует отметить, что депутаты Госдумы седьмого созыва частично переняли опыт предшественников. Так, становится практикой сначала принятие закона, даже в спорном варианте, а потом уже его доработка другими актами. Ярким примером стал закон о контрсанкциях, который депутаты приняли в конце мая 2018 года.

Фотография с сайта Государственной думы РФ

Валерия Кабанова

Другие материалы по теме: