Статьи

Недостижимость высокой медицины

9 ноябрь 2017 (17:26)

Недостижимость высокой медициныДоступность и распространенность высокотехнологичной медпомощи в Свердловской области оказалась под вопросом. Как показала недавняя прокурорская проверка, государственные медучреждения не в состоянии своевременно предоставить бесплатные услуги населению. В результате очереди к профильным специалистам растягиваются из года в год.

Частные клиники не могут разгрузить государственные больницы. Высокие медицинские технологии в коммерческих учреждениях почти не развиты. И в том, и в другом случае, как указывают эксперты, проблема кроется в недостатке финансирования. У государства не хватает средств, чтобы оплачивать все виды обследований и лечения, которые необходимы населению. По этой же причине частные клиники не могут получить квоты, за счет которых они могли бы развивать высокие медицинские технологии.

О проблемах в сфере предоставления высокотехнологичной медпомощи уральцам сообщила прокуратура Свердловской области. По итогам проверки, проведенной в 2016-2017 годах, выяснилось, что свердловчане нередко сталкиваются с волокитой в нескольких медучреждениях региона. В частности, проблемы со своевременным предоставлением услуг были выявлены в ГБУЗ «Серовская городская больница», ГБУЗ «Белоярская центральная районная больница», ГБУЗ «Детская городская больница г. Первоуральск».

Также выяснилось, что минздраву Свердловской области приходилось искать дополнительные источники финансирования для обследования и лечения пациентов. Согласно законодательству, услуги, связанные с высокими медицинскими технологиями, должны оплачиваться из средств территориального фонда обязательного медицинского страхования (ТФОМС).

«Установлено, что за 2016 год осуществлено 29 тыс. 585 случаев оказания высокотехнологичной медицинской помощи гражданам, за 9 месяцев 2017 — 19 тыс. 432. Из указанного количества по 2 тыс. 211 случаям в 2016 году и 1 тыс. 213 — в текущем периоде 2017 года решение об оказании высокотехнологичной медицинской помощи принималось врачебной комиссией министерства в связи с оказанием медицинской помощи не за счет средств обязательного медицинского страхования, а за счет бюджетных средств при оказании высокотехнологичной медицинской помощи, не включенной в базовую программу обязательного медицинского страхования», — отмечают в пресс-службе прокуратуры Свердловской области.

В министерстве здравоохранения Свердловской области отказались оперативно прокомментировать итоги прокурорской проверки, попросив выслать запрос.

Президент Ассоциации медицинских страховщиков «Территория» Максим Стародубцев, в свою очередь, предположил, что речь идет о «формальном нарушении». По словам специалиста, такие ситуации возникают в том случае, когда в ТФОМСе не хватает средств на высокотехнологичную медицину.

«Волокита же определяется общим недостатком средств в системе здравоохранения. Но этот вопрос во всем мире является философским. Вот, допустим, на будущий год делается акцент на онкологию, но де-факто выделение средств в пользу онкологии будет говорить о том, что деньги изымут из других программ», — пояснил М. Стародубцев.

Ситуация с финансированием высокотехнологичной медицинской помощи осложняется еще и тем, что население стремительно стареет, а медицинские технологии с каждым годом становятся дороже.

Из-за дефицита средств в системе здравоохранения страдают и частные клиники. На фоне отсутствия притока новых пациентов они не могут развивать высокотехнологичную медицину. В этом случае дополнительным источником финансирования могли бы стать квоты по линии ТФОМС. Сейчас по программе ОМС коммерческие медцентры обслуживают пациентов с несложными видами заболеваний.

«Высокотехнологичная медицинская помощь в частных клиниках у нас практически не развита из-за отсутствия квот по территориальной программе ФОМС», — охарактеризовал ситуацию директор по стратегическому развитию Европейского медицинского центра «УГМК-Здоровье» Артур Воробьев.

На данный момент, по словам пресс-секретаря областного Минздрава Константина Шестакова, квоты от государства есть только у Уральского клинического лечебно-реабилитационного центра в Нижнем Тагиле. Максим Стародубцев отметил, что некоторые компании, такие как ВСМПО-АВИСМА, рискнули построить собственные мощности. Но без квот они простаивают.

Таким образом, само понятие «бесплатно» в сфере высокотехнологичной медпомощи в регионе становится условностью. В условиях дефицита бюджетных средств государство может гарантировать доступность услуг лишь по определенным направлениям, которые были выбраны как приоритетные. Фактически же пациент оказывается перед выбором: или ждать, если его заболевания не оказалось в списке государственных программ, или платить за необходимую медпомощь.

«Если у пациента нет денег, ему ничего не остается, кроме как требовать, настаивать. В противном случае так или иначе придется платить», — констатировал М. Стародубцев.

Однако в условиях падения уровня доходов у самого населения и отсутствия предпосылок для их увеличения, все больше людей, по всей видимости, будут выбирать вариант с волокитой и ожиданием.

Другие материалы по теме:


Loading...