Статьи

«Сколково» против стартапов

17 март 2017 (13:37)

Фотография с сайта sk.ruВысокотехнологичные стартапы, получавшие «посевные» гранты от «Сколково», столкнулись с исками со стороны фонда. Администрация инновационного центра требует от резидентов вернуть средства, выделенные когда-то на безвозмездной и безвозвратной основе. Российские инноваторы опасаются, что тенденция может принять массовый характер и ударить по и без того невысоким темпам развития высоких технологий в нашей стране.

Как отмечают знакомые с ситуацией наблюдатели, фонд «Сколково» задним числом изменил правила получения грантов и стал требовать отчеты в расходовании средств, которые изначально выделялись без всяких условий. В отношении компаний, отчеты которых не устроили фонд, были поданы иски в арбитражный суд. Тот, в свою очередь, обязал их вернуть вложенные инвестиции. Об этом написала на своей странице в соцсети пользователь Элина Кириллова.

Так, в 2015-2017 году фонд «Сколково» подал в арбитражный суд Московской области более 15 исков против своих бывших резидентов, которые, по мнению инновационного центра, были уличены в нецелевом использовании выданных им грантов для начинающих предпринимателей.

В частности, с компании «Органические световые решения» взыскали 53 млн 910 тыс. руб. за то, что она закупила оборудование, не связанное с реализацией проекта. С компании «Оптоган. Новые технологии света» удалось взыскать 29 млн 512 тыс. руб. за то, что она не успела потратить большую часть выделенных фондом «Сколково» средств.

У медицинского холдинга «Фарма Био» удалось отсудить 22 млн 885 тыс. руб., которые компания потратила на клинические испытания. С компании «М-Пауэр Ворлд» удалось взыскать 22 млн руб., «Навигатор здоровья» — 5 млн руб., «Астерос Лабс» — 5 млн руб., IntroVision — 1,5 млн руб., «Регул+» — 500 тыс. руб., «Реалспикер Клаб» — 333 тыс. руб., «Геоскан» — 116 тыс. руб., «Протешн технолоджи ресес» — 45 тыс. руб.

В настоящее время на рассмотрении арбитражного суда находится еще два дела, которые были открыты в отношении компаний «Оптические наноустройства» (сумма исковых требований — 294 тыс. руб.) и «Зелнас» (7 млн 755 тыс. руб.).

Все судебные решения демонстрируют, что получатели средств изначально не были ограничены никакими договорными обязательствами по их использованию, то есть теоретически могли тратить гранты по собственному усмотрению. Но когда фонд «Сколково» решил самовольно изменить условия договора, суд встал на его сторону.

Как отмечают наблюдатели, смена инвестиционного климата связана с кадровыми перестановками в команде, а также изменением в целеполагании администрации, случившимся после начала массовых проверок «Сколково» в 2014 году. Если раньше главным для менеджеров проекта было увеличение числа инноваций, то теперь — снижение рисков «нецелевого расходования средств».

По мнению экспертов, подобные судебные решения могут самым отрицательным образом сказаться на реализации главной задачи «Сколково» — развитии инноваций. Ведь взыскав по суду относительно небольшие средства со стартапов, фонд фактически прекратил их работу, «заморозил» продвижение тех самых проектов, развитию которых должен был способствовать. Теперь они вряд ли будут закончены, а значит, большое количество сил, времени и государственных денег — потрачены впустую.

С другой стороны, не исключено, что судебные иски против высокотехнологичных компаний являются своеобразной формой изъятия продуктов их интеллектуального труда, прежде всего — тех самых инноваций. Ведь для покрытия задолженности, сформировавшейся в результате исков, фонд может изымать любую собственность своих резидентов, в том числе и интеллектуальную.

Как бы то ни было, не исключено, что опыт «финансовой оптимизации» и «возвращения безвозвратных средств», примененный в «Сколково», будет теперь распространяться и в других регионах России. Вполне возможно, что уже в ближайшее время серии аналогичных исков будут поданы к инноваторам, получившим государственные гранты во многих регионах России.

Между тем перипетии судьбы крупнейшего фонда развития инноваций в России оказывают влияние на инвестиционный климат во всей стране. Примером могут служить громкие дела по исследованию «неэффективного расходования средств», начавшиеся в «Сколково» еще в 2014 году. Тогда всей России было зримо продемонстрировано, что даже крупнейший бизнес-инкубатор не может доказать правоохранительным и контролирующим органам, что венчурное финансирование априори является высокорисковой финансовой операцией, и в мировой практике вложения в стартапы хорошим результатом считается тот, при котором «выстреливает» один проект из 100. Напротив, стало понятно, что с точки зрения сотрудников милиции, прокуратуры или Счетной палаты, любое вложение средств бюджетных, которое не закончилось их возвратом в казну, может быть квалифицировано как растрата, а то и хищение организованной группой лиц с использованием служебного положения.

В результате многие регионы страны решили избежать излишних рисков и полностью свернули бюджетные программы венчурного и посевного финансирования. Примером может служить Свердловская область. В 2017 году регион ограничил предоставление государственных грантов для молодых предпринимателей. Как такая практика может сказаться на развитии стартапов на отечественной почве и миграции уральских и российских инноваторов в места с более благоприятным инвестиционным климатом, покажет время.

Другие материалы по теме:


Loading...