Статьи

Егор Свалов: Снижение количества личного транспорта улучшит экологическую ситуацию в городе

9 сентябрь 2016 (14:29)

Егор Свалов: Снижение количества личного транспорта улучшит экологическую ситуацию в городеНа вопросы корреспондента ИАА «УралБизнесКонсалтинг» ответил председатель комитета по экологии и природопользованию администрации Екатеринбурга Егор Свалов.

— Егор Анатольевич, недавно Екатеринбург был назван одним из самых грязных городов России. На ваш взгляд, такое замечание справедливо?

— Любой рейтинг экологической ситуации вызывает много вопросов: кто составлял и по каким методикам. Здесь методика мне не ясна. Поэтому замечание, с одной стороны справедливо, с другой стороны, совершенно не справедливо, потому что оценивать все города и веси России по одному стандарту немного неправильно.

Крупный промышленный центр всегда будет в более плохой экологической ситуации, нежели соседний пусть тоже крупный, но непромышленный город либо муниципалитет, находящийся в худшей экономической ситуации, и поэтому с меньшим количеством автомобилей. Есть также территории сельхозназначения — там экологическая ситуация, конечно, гораздо лучше. У нас в этом плане обстановка хуже, но она не катастрофическая.

— То есть «Деточкин виноват, но Деточкин не виноват»?

— У нас в течение года насчитывается свыше 190 тысяч тонн выбросов в атмосферу от автомобильного транспорта, а также более 30 тысяч тонн отходов от деятельности стационарных источников — теплостанций, котельных, промышленных предприятий. Роза ветров приносит нам выбросы и из соседних городов, например, со Среднеуральского металлургического завода. Так что ситуацию поменять сложно.

Чтобы снизить выбросы стационарных источников, нужно провести дорогостоящие мероприятия по очистке выбросов в атмосферу — установку фильтров. Такая работа ведется на промышленных предприятиях. Но это вопросы не муниципального уровня, их курирует Минприроды региона.

По автомобильным выбросам администрация города продвигает политику перехода от личного транспорта к общественному. Как раз сейчас идет обсуждение новой маршрутной сети в Екатеринбурге. Но пересадить людей с автомобилей на общественный транспорт весьма сложно. Вот если мы уменьшим в городе количество личного транспорта, экологическая ситуация, конечно, улучшится.

При этом мы уже закупили больше ста автобусов, работающих на газовом топливе. И такие закупки будут продолжаться. Также мы переводим на газ коммунальную технику. Отказ муниципального транспорта от дизельного топлива значительно снизит выбросы в атмосферу. Но все это делается не быстро, это перспектива.

— Есть какая-то программа по улучшению экологической ситуации в городе?

— У нас есть программа «Экология и природные ресурсы», в этом году ее действие заканчивается. Сейчас мы разрабатываем другую программу — «Экология и охрана окружающей среды» на 2017-2020 годы. Но мы работаем в рамках тех вопросов местного значения, которые за нами оставлены. Это в основном уборка, в том числе несанкционированных свалок, отлов безнадзорных животных, экологическое просвещение и образование. Глобальные экологические проблемы — это вопрос регионального регулирования. Но мы работаем с Минприроды области. Буквально вчера я подписал письмо с предложением провести в будущем году акцию «Чистый воздух».

Мы, в частности, предложили, чтобы сотрудники ГИБДД останавливали транспорт, который чадит на дорогах, — автобусы и маршрутки — проверяли его на предмет объемов выбросов в атмосферу и штрафовали за превышение предельно допустимых концентраций. Подобная акция проводилась пять-шесть лет назад. Тогда в течение года проверили несколько тысяч автомобилей.

Если мы побудим автотранспортные предприятия отремонтировать чадящие автобусы либо вообще весь подвижной состав, это улучшит экологическую обстановку в городе.

Также мы занимаемся посадкой новых деревьев. Намерены увеличить количество особо охраняемых природных территорий еще на четыре единицы.

— А как ситуация меняется год от года?

— В 2015 году по сравнению с 2014 годом ситуация не ухудшилась и не улучшилась, то есть она остается стабильной. Свердловская область — промышленный регион, и экологическая обстановка у нас достаточно напряженная. Радует то, что она не ухудшается. При это по твердым бытовым отходам есть хороший прогресс.

— Полномочия по обращению с отходами с 1 января 2016 года перешли в ведение Свердловской области. Что изменилось в работе комитета по экологии и природопользованию администрации Екатеринбурга в связи с этим?

— Полномочия ушли в регион, но только на бумаге. В работе городского комитета по экологии и природопользованию и районных администраций, которые убирают несанкционированные свалки и вывозят мусор из частного сектора, ничего не изменилось. Мы как работали, так и работаем.

Главное — не принято большое количество подзаконных актов, которые необходимы для полной реализации закона «Об отходах производства и потребления». Поэтому до сих пор не выбран региональный оператор, который должен заниматься всей сферой обращения с отходами. Также до сих пор не прописан порядок участия муниципалитетов в организации сбора и вывоза твердых коммунальных отходов.

Мы предвидели сложности в принятии нормативно-правовых актов, в связи с этим на 2016 год мы свою работу в данном направлении оставили без изменений. Более того, мы и на 2017 год закладываем финансирование на уровне текущего года. Ведь отсутствие регионального оператора не снимает с нас ответственности — жители не должны столкнуться с ухудшением ситуации по санитарно-эпидемиологическому благополучию.

— Появилась ли обещанная территориальная схема обращения с отходами? Какое место в ней отведено Екатеринбургу? Все ли в этой схеме устраивает администрацию города?

— Территориальная схема появилась, но еще не утверждена. Она должна быть утверждена к 26 сентября 2016 года. Проект объемом 220 страниц размещен на сайте регионального МинЖКХ и энергетики, но там нет 15 приложений, идет их доработка. Вообще территориальная схема пока достаточно сырая — сложно разрабатывать новый документ, когда нет наработанного опыта.

Екатеринбург в этой схеме прописан и находится в третьей административной территории. Нам прописали два направления по захоронению отходов — Верхнюю Пышму и Белоярский городской округ. По Верхней Пышме все понятно: это полигон Северный, на котором мы планируем построить сортировочный комплекс. А вот по Белоярскому городскому округу детали пока не ясны. Где будет полигон, какова его мощность, какая предусмотрена инфраструктура? Мы планируем обсудить эти вопросы с коллегами из МинЖКХ и энергетики в ближайшее время.

— С этого года введен обязательный раздельный сбор бытовых отходов. Улучшило ли это показатели по проценту переработки мусора?

— Ситуация никак не поменялась, потому что ответственности за неисполнение обязательного раздельного сбора бытовых отходов нет. К тому же не введены экономические стимулы — тарифы остались едиными. Вообще тарифы определяет РЭК, но заявлять о них должен региональный оператор, которого пока не существует.

В идеале нужны раздельные тарифы: если мусор вывозят на полигон для захоронения — один тариф, если вывозят на сортировочный комплекс для дальнейшей переработки — другой тариф. При этом экономический стимул должен быть в пользу переработки отходов. Тогда это побудит людей сортировать мусор на уровне дворов.

При этом надо помнить о производственной мощности переработки мусора. Даже если мы введем еще один сортировочный комплекс в Екатеринбурге, он не сможет переработать все отходы. Нужны еще минимум два. Мощности нужно проектировать, строить, для этого нужно находить деньги в рамках государственно-частного партнерства. У бизнеса есть интерес к этой теме, но все ждут, когда будут определены правила игры на уровне Российской Федерации.

— Какова сейчас обстановка с несанкционированными свалками в городе? Изменилось ли что-то по сравнению с прошлым годом?

— Ситуация не ухудшилась. По объему мусора свалок стало меньше, а по количеству их осталось примерно столько же.

В 2014 году мы вывезли почти 50 тысяч тонн мусора, в 2015 году — порядка 35 тысяч тонн. За 9 месяцев 2016 года мы ликвидировали 559 свалок общим весом более 12 тысяч тонн. Сопоставляя эти цифры, становится понятно, что по итогам всего 2016 года общий объем отходов с несанкционированных свалок будет меньше, чем в прошлом году.

Я это связываю с тем, что мы стали лучше контролировать качество уборки, больше побуждать собственников земельных участков вывозить мусор.

— В прошлом году на отлов и содержание безнадзорных животных Екатеринбургу было выделено 17 млн руб. Но исходя из норматива финансирования расходов на проведение мероприятий по регулированию численности на одного гражданина, прогнозная сумма средств, подлежащая предоставлению городу из областного бюджета, составляет порядка 50 млн руб. В этом году удалось достичь этой цифры?

— Отлов безнадзорных животных — это государственные полномочия. Муниципальным образованиям эти полномочия переданы отдельным законом. В 2016 году всем муниципалитетам Свердловской области на их исполнение было выделено 105 миллионов рублей, из них 33 миллиона рублей досталось Екатеринбургу. Это почти в два раза больше, чем в прошлом году.

Поэтому с начала этого года отловлено 4 тыс. 035 собак — тоже примерно в два раза больше, чем в предыдущем году. При годовом плане 5 тыс. 914. И хотя жалобы еще есть, появились положительные сдвиги. Сегодня уже реже можно заметить стаи по 15-20 особей.

Я предполагаю, что на будущий год сумма будет такая же. Постепенно мы придем к тому, что в нашем городе не станет безнадзорных животных вообще. Хороший признак — собак стали меньше выкидывать. Число благородных четвероногих среди бездомных стало в разы меньше, чем еще пять лет назад.

Другие материалы по теме:


Loading...