Авторская колонка

Алексей Филиппов о перспективах вступления в силу закона о банкротстве физлиц

27 май 2015 (11:00)

Алексей Филиппов, руководитель практики по банкротству Группы правовых компаний «Интеллект-С»Закон о банкротстве физических лиц это новая веха в развитии законодательства в России. Такой закон следовало принять уже лет двадцать — двадцать пять назад, когда страна только переходила на рыночные рельсы. Появление такого закона неизбежно приведет к существенным изменениям во всей структуре кредитования в России.

Кредит — это строительный материал современной экономики. Какие бы санкции или ограничения ни принимались в мире, экономика страдает не столько от динамики валют и ценных бумаг. Настоящий удар всегда наносит невозможность кредитования. Отсутствие такого рынка ведет к тому, что люди не могут занять ни на собственные потребности, ни на бизнес. Вызываемая этим цепная реакция ведет к стагнации, сокращению производства, безработице. В период экономического роста банки склонны выдавать кредиты, причем зачастую людям, которые не способны их вернуть. И на нужды, которые можно считать излишними. В обмен банки требуют повышенные проценты и часто обеспечения в виде поручительств. Все это раздувает рынок кредитования и одновременно ведет к его искажению, увеличению рисков и повышению токсичности кредитных портфелей банков.

Так вот, закон о банкротстве поставит дополнительный заслон от кредитов со слабым обеспечением. Теперь любой банк, а равно разного рода потребительские кооперативы и иные структуры, будет с большим вниманием относиться к заемщикам и к обеспечению кредитов. Любой будет понимать, что потребительский кредит на крупную сумму, обеспеченный только поручительствами, может в любой момент оказаться в составе невозвратных. И никакие угрозы того, что «долг продолжает расти», не возымеют действие, если ни у должника, ни у поручителей нет реальной возможности или желания его погасить. Когда задолженность перейдет некий рубеж, когда сумма станет явно неподъемной для должника и поручителей, они смогут объявить себя банкротами.

В результате, думаю, в ближайшее время мы станем свидетелями нового витка развития ипотечного кредитования, вновь подвергнутся изменениям правила о залогах, мы увидим новые продукты на рынке страхования рисков невозврата кредитов и тому подобное.

Если рассматривать вопрос о значимости закона для должников и кредиторов, то сам закон, конечно, направлен на защиту интересов должников. Ведь итогом банкротства становится списание нереальных к погашению долгов. Кредиторы вряд ли в этом особенно заинтересованы. В мировой практике такие законы в первую очередь направлены на освобождение экономически активной части населения от обязательств, которые они не в состоянии исполнить. Банкротство — это не конец карьеры, это не способ пустить должника по миру. Напротив — это новый старт для любого человека. Это способ избавиться от груза прошлых ошибок и начать все с чистого листа.

Я часто привожу пример: великий американский оружейник Самюэль Кольт объявлял себя банкротом дважды. Только с третьего раза его изобретения смогли не только окупить себя, но прославить своего автора и сделали его богачом.

На сегодняшний день есть много людей, за которыми годами тянется груз неисполненных обязательств. Это препятствует бизнесу, трудоустройству, подталкивает людей к сокрытию собственных доходов и так далее. Банкротство многим поможет стряхнуть с себя груз непосильных долгов.

Вся проблема лишь в том, чтобы именно так банкротство и работало. Чтобы все это не превращалось в попытку кредиторов уничтожить должника. А иначе мы рискуем вернуться во времена Древнего Рима, когда несостоятельного должника разрубали на куски и раздавали кредиторам.

Конечно, на первом этапе применения закона мы увидим множество самых различных подходов к нему и трактовок его применения. Первоначально будет всплеск процедур, поскольку множество должников бросится объявлять себя банкротами, стремясь избавиться от долгов. Другие должники на все предложения погасить долг уже не будут скрываться и уходить от вопросов. Вместо этого они будут предлагать подать на них заявления о банкротстве. И думаю, многие кредиторы это сделают. Так что юридическому сообществу стоит быть готовым к резкому росту подобных дел.

К сожалению, с принятием закона много обсуждалось, кому он выгоден: кредиторам или должникам. Но не обсуждалось, с какого момента и при каких условиях банкротство может быть выгодно. Очевидно, что если у должника долгов на десятки миллионов, то банкротство ему выгодно. Но если долг составляет пару сотен тысяч рублей — то банкротство просто экономически не выгодно. Негативные последствия от такого банкротства с лихвой перекроют кажущуюся выгоду от избавления от столь незначительного долга. Вообще закон будет разумным в применении только в отношении крупных должников. В части мелких — можно сказать, что этот закон не для них.

Еще один сложный вопрос — готовность к применению закона со стороны судейского сообщества и арбитражных управляющих.

В части судов вопрос еще как-то решен — есть наработанная десятилетиями практика арбитражных судов, множество рекомендаций, научной литературы, возможность провести семинары и поделиться опытом. Конечно, на первых порах суды окажутся завалены такими делами, ведь они рассматриваются не за один день. Многие процедуры тянутся годами. Нагрузка на судей резко возрастет. Но это решаемо за счет увеличения состава судов, большей специализации судей и выработки единых стандартов проведения таких процедур. В свое время через это прошли арбитражные суды, теперь это ждет суды общей юрисдикции. Но у них будет огромный плюс в виде уже наработанных подходов к процедурам банкротства.

Сложнее вопрос с арбитражными управляющими. В профессиональной части такие процедуры для них не составят сложности. И в плане подготовки за них опасаться не стоит. Но вот в части финансовой составляющей закон крайне вольно обращается с интересами управляющих. Предусмотренное вознаграждение — 10 тыс. руб. — просто смехотворно. Никто в здравом уме за такие деньги не будет месяцами вести процедуру. Ведь потребуется привлекать специалистов, нести расходы на корреспонденцию, публикации, аренду помещений для проведения собраний кредиторов, наконец просто посещать судебные заседания. Все это требует затрат времени и денег. А, кроме того, есть еще и имущественная ответственность арбитражного управляющего за разного рода нарушения. Так что либо должники и кредиторы будут заранее вносить средства в депозит судов на покрытие расходов управляющего, либо управляющие будут стремиться уклоняться от подобных процедур. Либо, что более вероятно, при отсутствии финансирования управляющие будут попросту требовать прекращения банкротства в связи с полным отсутствием у должника средств даже на саму процедуру, а такое право у управляющих есть. Так что тем, кто сейчас подумывает о банкротстве, своем или своих должников, стоит подумать и о сопровождении такой процедуры, и о финансировании банкротства. Стоит помнить, что арбитражные управляющие это не благотворительная организация, и бесплатно они работать не будут.

В целом же прежде чем принимать решение о собственном банкротстве или о банкротстве вашего должника, рекомендуем серьезно обсудить возможные плюсы и минусы такой процедуры со специалистом. Оценить возможные расходы, сроки процедуры, риски, возникающие при проведении процедуры. Обдумать возможные последствия. Помнить, что банкротство может напоминать о себе еще долгие годы при любой попытке кредитования или попытке трудоустроиться на значимую должность.

Процедура банкротства может принести пользу как должникам, так и кредиторам, но только при разумном и взвешенном подходе к ней и при понимании ее перспектив и последствий. Поэтому, обращаясь и к кредиторам и к должникам, хочется сказать, что банкротство — это лекарство, но вовсе не панацея. И принимать это лекарство следует с осторожностью.

Другие материалы по теме:


Loading...