Авторская колонка

Адвокат Дмитрий Лебедев о тенденциях судебной практики по экономическим спорам

6 март 2015 (14:25)

Фотография из Facebook Дмитрия ЛебедеваРазличие подходов к правоприменению в судах общей юрисдикции и арбитражных судах хорошо известно любому практикующему юристу. Например, разница подходов к применению статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации о снижении размера неустойки разительна. Так, в арбитражных судах добиться снижения неустойки только на основании этой статьи фактически невозможно, тогда как в судах общей юрисдикции некоторые судьи самостоятельно необоснованно снижают предусмотренную договором неустойку. То же касается и прекращения поручительства в связи с изменением основного обязательства (ст. 367 ГК РФ). Возможно, что такое различие в некоторых случаях было оправдано, особенно если это касается экономических отношений двух хозяйствующих субъектов, которые не должны, используя закон, получать необоснованную экономическую выгоду.

Последние веяния, пришедшие из Верховного суда Российской Федерации, затронули сложившуюся практику определения подведомственности некоторых споров, связанных с предоставлением кредитов коммерческим организациям и поручительства по ним физических лиц. Хорошо известно, что банки, предоставляя кредиты коммерческим организациям, одновременно заключают договоры поручительства с директорами и участниками этих организаций. По сути, это чисто экономические отношения, связанные с осуществлением предпринимательской деятельности. И вполне закономерно, что судебные споры по взысканию долга и с организации, и с поручителей — физических лиц рассматривали арбитражные суды.

Изменил практику последний обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации от декабря 2014 года, который указал буквально следующее: «Из смысла норм процессуального законодательства с учетом разъяснений высших судебных инстанций следует, что гражданин может быть лицом, участвующим в арбитражном процессе в качестве стороны, исключительно в случаях, если на момент обращения в арбитражный суд он имеет государственную регистрацию в качестве индивидуального предпринимателя либо если участие гражданина без статуса индивидуального предпринимателя в арбитражном процессе предусмотрено федеральным законом». Иными словами, следуя логике этого обзора, банкам следует иск к организации предъявлять в арбитражный суд, а иск к поручителям — физическим лицам — в суд общей юрисдикции. Так было бы правильно, т.к. практика применения норм о поручительстве в суде общей юрисдикции предоставляет поручителю шанс прекратить обязательство.

Однако банки, пользуясь приоритетом суда общей юрисдикции перед арбитражным судом при наличии в заявлении связанных между собой требований, предъявляют иски о взыскании задолженности по кредиту с организации и поручителей — физических лиц в суд общей юрисдикции зачастую с астрономическими для рядового гражданина суммами — в 100 и 300 млн руб. Таким образом, дела, связанные с осуществлением предпринимательской деятельности, стали подведомственны суду общей юрисдикции.

И это не единственная тенденция, которая наметилась после ликвидации высшего Арбитражного суда как независимой судебной инстанции, гарантированной Конституцией РФ. Каким образом еще изменится судебная практика, покажет время.

Другие материалы по теме:


Loading...