Авторская колонка

Роман Речкин о грядущем банкротстве физлиц

16 январь 2015 (14:42)

Роман Речкин о грядущем банкротстве физлицС 1 июля 2015 года вступит в силу долгожданный закон «О банкротстве физических лиц». Согласно нему, заемщик с долгом более 500 тыс. руб. может подать на банкротство, если считает, что не в состоянии обслуживать кредит.

Нормы закона о банкротстве граждан, безусловно, несовершенны, в частности, потому что являются плодом многочисленных компромиссов. Так, порог для обращения в суд с заявлением о банкротстве гражданина в 500 тыс. руб. — компромисс с банковским лобби, которое опасалось массовых невозвратов кредитов должниками, которые могут предпочесть вместо погашения долга инициировать свое банкротство. Отдельное компромиссное решение, представляющееся очень спорным, это разделение компетенции по рассмотрению банкротных дел должников-физлиц: по общему правилу эти дела отнесены к компетенции судов общей юрисдикции, кроме дел о банкротстве граждан-предпринимателей, а также «граждан, которые прекратили деятельность в качестве индивидуального предпринимателя, но денежные обязательства которых возникли в результате осуществления ими предпринимательской деятельности». Банкротные дела таких граждан будет рассматривать арбитражный суд. Такое разделение компетенции может привести к нарушению единообразия судебной практики: различному толкованию одних и тех же норм закона о банкротстве арбитражными судами и судами общей юрисдикции.

Системная недоработка закона связана с тем, что законодатель так и не смог реализовать какие-то существенные для должника неблагоприятные последствия банкротства, которые стимулировали бы должника исполнять обязательства, избегать банкротства. В принятой редакции закона должник в течение 5 лет с момента признания его банкротом обязан сообщать об этом кредитору при заключении договоров займа или кредита; также в течение 5 лет такой должник не вправе повторно инициировать свое банкротство. Единственным более-менее существенным ограничением для должника является запрет в течение трех лет с даты признания гражданина банкротом «занимать должности в органах управления юридического лица, иным образом участвовать в управлении юридическим лицом». Поэтому закон, безусловно, будет дорабатываться, как минимум с учетом вопросов, которые выработает судебная практика.

Дела о банкротстве граждан не будут носить массовый характер, это не будут сотни тысяч дел. Связано это с тем, что банкротство граждан — новая, достаточно непрозрачная процедура с неясными пока рисками и реальными последствиями. Например, в рамках дела о банкротстве гражданина также могут быть оспорены сделки должника за три последних года, если это сделки по выводу активов, совершенные на нерыночных условиях, без получения встречного представления. Если подход арбитражных судов к оценке сделок должника известен и достаточно предсказуем, то предсказать, как будут рассматривать такие споры в районных судах, пока невозможно. Непредсказуемость самой процедуры банкротства и ее рисков в значительной степени будет сдерживающим фактором для гражданина при принятии решения о том, обращаться ли ему с заявлением о своем банкротстве.

То есть как минимум в 2015 году судебная система вряд ли столкнется с одномоментным «валом» заявлений о банкротствах граждан, поэтому суды, скорее всего, с этой дополнительной нагрузкой справятся.

Для инициирования процедуры банкротства у должника должно быть в наличии 10 тыс. руб., именно такое фиксированное вознаграждение должен в любом случае получить финансовый управляющий должника.

Другие материалы по теме: