VIP-Интервью

Дмитрий Буданов: Тепло мы дали на всех территориях

29 сентябрь 2014 (18:14)

Дмитрий Буданов: Тепло мы дали на всех территорияхНа вопросы ИАА «УралБизнесКонсалтинг» ответил генеральный директор ОАО «Облкоммунэнерго» Дмитрий Буданов.

— Дмитрий Владимирович, как «Облкоммунэнерго» подходит к отопительному периоду? Как он начался на подведомственных вам территориях?

— До 21 сентября мы запустили все наши котельные. На всех территориях уже есть тепло.

Летом шли ремонтные и подготовительные работы, запланированные на основе мониторинга «слабых мест» в прошедшем отопительном сезоне, в результате тепловые сети и теплоисточники полностью были подготовлены к отопительному сезону 2014-2015. На подготовку «тепловых» территорий к отопительному периоду было направлено 22 млн 641 тыс. руб. В этом году нам удалось решить проблему теплоснабжения поселка Баранчинский. Мы фактически совершили прорыв в сфере теплоснабжения этого населенного пункта: впервые теплоснабжение основной части поселка возьмут на себя шесть новых блочных газовых котельных. Ранее теплоснабжение осуществлялось котельной Баранчинского электромеханического завода.

Также большой объем подготовительных работ проведен в Артемовском, который традиционно требует к себе повышенного внимания. Там все технически готово, мы не ожидаем каких-то особенных проблем технического характера. Что касается других территорий нашего присутствия, то они сравнительно гладко вошли в отопительный сезон.

Если что и вызывает наше беспокойство, то не технические, а финансовые проблемы, в первую очередь задолженность потребителей за коммунальные услуги. Это общая беда всех ресурсоснабжающих организаций. В апреле прошлого года мы перешли на прямые расчеты с населением, отказавшись от посредника в лице управляющих компаний. Работаем мы через наше дочернее предприятие — Региональный информационный центр, который проводит начисления и доставляет квитанции. За это время мы провели большую разъяснительную работу как с населением, так и с управляющими компаниями. Большая часть наших потребителей без колебаний приняла новый механизм оплаты теплоресурсов. Это позволило значительно повысить собираемость платежей где-то в два раза. Даже там, где она была сравнительно высокой, также выросла, так что в целом мы отмечаем положительную динамику.

Особенно это важно в таком проблемном городе, как Артемовский, где мы теперь собираем 82% платежей, а по жилью — даже 87% вместо 40%, как это было год назад. Хотя и там есть около 20 многоквартирных домов, где всего лишь 5-10% жителей своевременно оплачивают выставленные счета. Мы связываем такое отношение с целенаправленной подрывной работой, которую проводят местные управляющие компании, заинтересованные в том, чтобы самим собирать деньги за тепло и использовать в своих целях.

Одним из факторов, усложняющих работу с должниками, является отсутствие действенных инструментов влияния на неплательщиков. Мы не можем просто взять и отключить им отопление. Они это знают и пользуются социальным статусом нашего бизнеса.

К тому же надо понимать, что и наша судебная система не готова к массовым коммунальным искам. Суды уже завалены сотнями дел по просроченной коммунальной плате. Судебные приставы просто не имеют достаточного числа работников, чтобы обеспечить взыскание по всем делам.

— В августе произошло акционирование «Облкоммунэнерго». Как шел это процесс? Что изменится в компании?

— Действительно, 27 августа государственное унитарное предприятие «Облкоммунэнерго» прекратило свое существование. Его правоприемником стало акционерное общество «Облкоммунэнерго». Все обязательства и права, которые были у нас, перешли к новому предприятию. Никаких изменений в нашей работе не произошло: чем предприятие занималось, тем и занимается.

Что касается внутренней структуры компании, то изменения в ней идут постоянно и не связаны с акционированием. Мы — большое, развивающееся предприятие, и наша структура претерпевает постоянные корректировки, и это нормально. Мы постоянно ищем те или иные способы более эффективного управления.

— Каково будущее предприятия? Планируется ли его частичная или полная приватизация? Идет ли поиск инвестора?

— Сейчас 100% акций «Облкоммунэнерго» принадлежат правительству Свердловской области. Какими будут следующие шаги правительства, нам пока неизвестно. Но сам факт акционирования говорит о том, что область планирует привлечь инвестора, который мог бы внести в дело свой капитал. Кто это будет, в каком виде — пока ответа на эти вопросы нет. Областное правительство и министерство по управлению государственным имуществом прорабатывают этот вопрос.

— Какая работа была проведена в период акционирования?

— Подготовительные работы заняли у нас порядка двух лет, объемы были проделаны колоссальные. Пожалуй, самая трудоемкая часть — это инвентаризация объектов, которые находились у нас в собственности, а также проведение регистрации права собственности.

Количество объектов очень большое, расположены они зачастую в далеких территориях области. Во многих городах не было схем теплоснабжения, не было карт, бывало и так, что только старые мастера помнили, где пролегают трубы, а все остальные просто следовали их указаниям. В результате сотрудникам БТИ вместе с нашими специалистами приходилось вручную фиксировать расположение того или иного энергообъекта.

В итоге инвентаризации и переоценки у нас произошло снижение чистых активов в два раза. Стоимость имущества уменьшилась, зато теперь это реальная, честная рыночная стоимость, а не «рисованные показатели». Кстати, по отчетам на балансе предприятия стоял ноутбук стоимостью миллион рублей. Вот такой факт. При проведении инвентаризации мы его так и не нашли.

— С какими финансовыми показателями предприятие подошло к акционированию?

— Являясь унитарным предприятием, мы находились в очень непростой экономической ситуации. По итогам и 2012, и 2013 годов мы показали убыток, в 2013 он составил 1,8 млрд руб. Этот год мы завершим не с лучшими показателями. На сегодняшний день способа даже просто минимизации убытков, не то что выхода на безубыточность, пока нет.

Мы видим два возможных сценария развития при неизменности внешних и внутренних ограничений: либо это будет увеличение тарифа, либо правительственные субсидии. Все это активно используется в стране. Какой способ выберет правительство, пока не ясно. Вполне возможно, что работать будут сразу оба варианта.

Конечно, при виде таких финансовых результатов невольно возникает вопрос: все ли мы делаем правильно?

Нами совместно с правительством проделана работа по анализу нашей деятельности по итогам 2012 и 2013 годов. Работа была выполнена большая, и вывод у всех экспертов одинаковый: те убытки, которые есть, вполне оправданны. Ничего неверного в управлении нет. Те объекты, то имущество, которое мы эксплуатируем, в том состоянии, в котором оно нам досталось и функционирует, никаких других финансовых показателей не предполагает.

— Возможно ли решение проблемы путем привлечения в состав компании высокодоходных коммунальных активов и внутреннего перекрестного субсидирования, поддержки убыточной тепловой генерации за счет прибыльного сетевого хозяйства, например?

— Идея внутреннего перекрестного субсидирования изначально порочна и нежизнеспособна. Нельзя перекладывать расходы тепловой генерации на потребителей других услуг. Это приведет к тому, что и прибыльные направления перестанут развиваться, а убыточные не будут оптимизированы. Кроме того, перекладывать деньги с одного вида деятельности на другой внутри компании не просто неверно, но и юридически незаконно. К тому же и особо прибыльных направлений у нас в компании нет. Даже в электросетевом сегменте мы работаем с нулевой рентабельностью. Причина этого в том, что все виды нашей деятельности и тарифы на них регулируются государством.

— Насколько вообще правильной была идея объединения небольших муниципальных энергоактивов в рамках одного предприятия? Не привела ли она к простой концентрации убытков?

— Идея изначально была верной. Объединившись, эти активы, даже самые убыточные из них, получили шанс на модернизацию, обновление, а в перспективе — и привлечение средств инвесторов. Если бы они остались маленькими муниципальными предприятиями, то таких шансов бы у них никогда не было.

В качестве примера можно рассмотреть тот же Артемовский. В городе с советских времен создана достаточно громоздкая и неэффективная система теплоснабжения: большая ТЭЦ, вынесенная на 3 км за город. Сначала мы закачиваем сетевую воду на ТЭС, затем те же 3 км возвращаем ее обратно, и только потом идет распределение тепла по городу. Что мы имеем: протяженные сети с огромными потерями тепла плюс высокие затраты электричества на работу насосов.

Мы предлагаем изменить схему теплоснабжения, установить 10 блочных котельных в местах нагрузок, перестать «отапливать воздух». Мы хотим уйти от магистральных тепловых сетей, поменять часть квартальных тепловых сетей, частный сектор перевести на газ, переложить сети водоснабжения для новых блочных котельных.

Но срок окупаемости этого проекта — 18-20 лет при условии 98% собираемости. Понятно, что сам город эти средства никогда привлечь не сможет. Впрочем, и у нас пока инвесторов на столь масштабный проект нет. Но в рамках ОАО «Облкоммунэнерго» шансов на его реализацию куда больше.

Схожая ситуация у нас наблюдается и по другим территориям. На сегодняшний день планируется разработка схем теплоснабжения и водоснабжения в Кировограде. Мы принимаем активное участие работе, ведь у нас имеется в силу того, что мы эксплуатируем оборудование, актуальная и полная информация о системе водоснабжения. Мы подготовили целый ряд подобных инвестиционных проектов на общую сумму порядка 3 млрд руб. Некоторые из них уже успели устареть, мы занимаемся их модернизацией в соответствии с изменившимися внешними факторами.

В целом мы готовы работать по привлечению инвестиций: вместе с муниципалитетами будем принимать участие в различного рода федеральных и региональных проектах по модернизации систем теплоснабжения, водоснабжения и водоотведения.

Другие материалы по теме: