VIP-Интервью

Владимир Кукарских: Развитие новых видов вооружений зависит от Минобороны и Минфина

9 сентябрь 2013 (16:56)

Владимир Кукарских: Развитие новых видов вооружений зависит от Минобороны и МинфинаПолтора года прошло с момента выборов президента РФ и последовавшей за этим сменой руководства в министерстве обороны РФ. О том, как эти факторы повлияли на предприятия оборонной промышленности и какие новые разработки готовы поставить в войска уральские оружейники в интервью ИАА «УралБизнесКонсалтинг» рассказал исполнительный директор Союза предприятий оборонных отраслей промышленности Свердловской области Владимир Кукарских.

— На недавней встрече с президентом РФ Владимиром Путиным губернатор Свердловской области доложил ему, что оборонные предприятия региона загружены, что называется, по полной программе. Как обстоят дела у оружейников, на Ваш взгляд?

— Не скрою, что у нас были определенные проблемы на предприятиях, производящих боеприпасы. Для них не было заказов со стороны министерства обороны РФ либо были в весьма ограниченных объемах. Это Верхнетуринский механический завод, Серовский механический завод и химический завод «Планта». У военного ведомства, когда еще его возглавлял Анатолий Сердюков, была выработана такая политика, что заказы для этих предприятий на изготовление новых боеприпасов должны были начать поступать только с 2014 года. Почему уж так — неизвестно. Сейчас проблем нет. Все эти заводы сегодня имеют гособоронзаказ, и, мало того, на них начата работа по разработке и производству новых боеприпасов. То есть работают они достаточно стабильно. Надо отдать должное руководству области, министерству промышленности и науки Свердловской области, которые сделали многое, чтобы загрузить наши боеприпасные предприятия и в первую очередь Верхнетуринский машзавод. На завод пришло новое руководство, которое, на наш взгляд, вполне справляется с поставленными перед ним задачами.

— Сейчас, когда прошло полтора года с момента выборов президента РФ и последующей за этим смены руководства Минобороны РФ, насколько изменилось отношение власти к предприятиям ОПК?

— В корне изменилось. Об этом говорят цифры. В 2012 году предприятия и организации Союза произвели продукции как гражданской, так и военной на сумму 244,4 млрд руб., что на 28% больше, чем в 2011 году. В текущем году у нас прогнозы по продукции где-то на уровне 269 млрд руб. Сегодня доля предприятий, которые входят в Союз, в общем объеме валового регионального продукта составляет порядка 20%. Мы ожидаем, что в текущем году рост объемов только военной и специальной продукции будет на уровне 14%, за счет существенной загрузки по оборонному заказу и за счет экспорта на заводе им. Калинина, ОКБ «Новатор», Уральском оптико-механическом заводе, Заводе № 9, Уралтрансмаше и ряде других.

— Хорошо, а как на счет продукции гражданского назначения? Конверсия, модное направление в 90-х годах, как-то котируется сейчас?

— Разумеется, только называется это сейчас по-другому — диверсификация производства. У нас большая группа предприятий, на которых были реализованы конверсионные программы, производят гражданскую продукцию. Тот же завод им. Калинина кроме погрузчиков, созданных в рамках конверсионных программ, выпускает коммунальную вакуумную машину для уборки улиц, которая пользуются спросом. На УОМЗ выпускают современную медицинскую технику, на химическом заводе «Планта» выпускают хорошую мебель. Это только часть примеров.

— Ну, погрузчики на предприятии, которое включено в цепочку производства ракетных комплексов С-300 — это еще куда ни шло, но мебель на боеприпасном заводе вызывает определенный диссонанс…

— А вы знаете, это вполне нормально, так как завод «Планта» использует те площади, которые у него высвободились после модернизации производства. На Серовском механическом заводе такая же ситуация — здесь целый цех отдан под производство спецодежды. На многих наших предприятиях реализуются программы технического перевооружения, в том числе в рамках федеральной целевой программы «Развитие ОПК на 2011-2020 годы», являющейся производной от Государственной программы вооружения. Приобретается современное оборудование, применяются новые технологии (в 2012 году инвестиции в модернизацию производства на предприятиях Союза составили 21,8 млрд руб.). Я условно просто сейчас скажу, если вместо 10 старых станков тот же объем работы выполняет один современный обрабатывающий центр, то, соответственно, высвобождаются площади и люди, которых нужно чем-то занимать. Руководители наших предприятий прекрасно понимают, что одним гособоронзаказом не прожить, и нужно занимать, в том числе, и гражданские секторы рынка.

— Получается уж очень идеальная картина: оборонный заказ есть, модернизация идет…

— Не совсем так. У нас сейчас проблема: как этот оборонный заказ выполнить? Ситуация такова, что не хватает высококвалифицированных кадров на оборонных предприятиях. В свое время произошел провал, когда на заводах остались только взрослые специалисты, а молодежь вся ушла. Чтобы подготовить хорошего специалиста, нужно 5-8 лет. Поэтому на сегодняшний день, если говорить, так сказать, о средней температуре по больнице, возраст работников составляет от 43 до 46 лет. И предприятия стараются эту проблему решить путем переподготовки кадров, создают сами для этого специальные центры. В частности, в 2012 году на курсы повышения квалификации прошли более 42,5 тыс. человек, что составляет 39% от общего числа занятых на производстве. При этом в вузах Свердловской области обучаются по целевому направлению от предприятий более 600 человек. Ну и, опять же, зарплата растет. В 2013 году в среднем, по нашим прогнозам, она составит более 32 тыс. руб. Хотя это, опять же, тоже средняя температура по больнице. На некоторых предприятиях она значительно выше этого показателя, ну а на некоторых, к примеру, боеприпасных, ниже. Также есть определенные сложности с предприятиями, которые поставляют на заводы комплектующие. Сейчас многие предприятия стали частными фирмами, и им не особо выгодно работать с «оборонщиками», если заказы не очень большие. Тем не менее в рамках того, что говорил в свое время вице-премьер РФ Дмитрий Рогозин о вовлечении частных компаний в оборонную промышленность, эта проблема начинает решаться в лучшую сторону.

— Хотелось бы вернуться к тем упрекам со стороны военных, которые были два года назад относительно качества выпускаемой продукции и завышенных на нее цен. Тогда тот же Дмитрий Рогозин пресек эту публичную полемику между Минобороны и предприятиями ОПК, и тема ушла из повестки дня. Конфликт-то остался или нет?

— Можно судить об этом по тому, что количество рекламаций в 2012 году сократилось в разы. Вообще, по ценообразованию все претензии, как говорится, от лукавого. Цена формируется просто и предельно прозрачно. Ведь тарифы растут не на 6%, как Минэкономразвития устанавливает для предприятий ОПК коэффициент-дефлятор, а на 13-15% и более, а доля энергоресурсов и других факторов в общем объеме стоимости продукта является достаточно весомой. Опять же, предприятия-комплектаторы, как частники стоимость своей продукции начинают значительно увеличивать (по ряду компонентов в разы), а документы Минэкономразвития им не указ, и повлиять на эту ситуацию очень сложно.

— В России же рыночная экономика, какие тут могут быть претензии?

— Согласен, у нас рынок. Только почему-то нашим предприятиям ставят определенные рамки, а всех остальных, частников и монополии, не ограничивают. На это не обращают внимание. У нас специалисты предлагают, чтобы было все так, как на мировом рынке: если предприятие производит современное вооружение, которому нет аналогов в мире, или оно сравнимо по характеристикам, то и цена его должна соответствовать мировому уровню, а, соответственно, и заработная плата у создателей вооружения и военной техники (ВиВТ) тоже. Цена продукции военного назначения (ПВН), которую предприятия называют и предоставляют в Минобороны, абсолютно прозрачная. Но при министре обороны Сердюкове ее просматривали девушки, работавшие ранее в налоговой инспекции. Нет никакого сомнения, что они хорошие специалисты в финансовой сфере, но они абсолютно не разбирались в технологических циклах по производству ВиВТ. Вот, к примеру, по техпроцессу нужен технический спирт (я условно говорю) для протирки контактов в специзделии в определенных объемах. А так как финансисты ничего в этом не понимают, то автоматически могли урезать данную статью расходов, выполняя указание высшего руководства Минобороны по снижению цены, что в корне неправильно, так как при производстве вооружения есть определенный технологический цикл, который нарушать нельзя. В противном случае мы можем получить не оружие, а непонятный продукт. Мы много говорили и говорим сейчас о том, что должна быть четкая и вменяемая политика в области ценообразования на ПВН, понятная и промышленникам, и военным, и финансистам. Сейчас это передается в ведение Военно-промышленной комиссии (возглавляет Дмитрий Рогозин), и это отрадно, так как там работают профессионалы в этой области.

— А что вы скажете по поводу продажи государством части акций оборонных предприятий?

— Ничего страшного в этом не вижу. Тот, кто покупает эти акции, заинтересован, чтобы предприятие жило, работало и приносило прибыль. Тем более, что оборонный заказ в том виде, как сейчас — это достаточно стабильная форма существования предприятия. Однако контрольный пакет акций, блокирующий пакет, должен находиться у государства, так как все же предприятия ОПК работают в первую очередь для защиты интересов государства.

— Напрашивается вопрос об институте военной приемки, который при прошлом руководстве Минобороны подвергся сокращению. Что-то изменилось сейчас?

— Мы всегда настаивали на том, что разрушать эту систему нельзя, и письма в правительство писали об этом. Однако команда бывшего министра обороны Сердюкова очень хорошо «поработала» по сокращению военных представительств. Сейчас же нужно отдать должное вице-премьеру Дмитрию Рогозину, который реанимирует систему военных представительств и восстанавливает ее численность. Совместными усилиями военной приемки и служб ОТК предприятий будет обеспечиваться надлежащее качество военной продукции, отвечающее требованиям военных.

— Хорошо, ситуация меняется к лучшему, стабилизируется, а что нового сейчас могут предложить для армии оборонные предприятия Свердловской области?

— В 2012 году инвестиции в НИОКР по предприятиям Союза составили более 5,5 млрд руб. (это не только на ВиВТ, но и на гражданку). Это не очень большая сумма, но тем не менее. У всех на слуху проект «Армата», который сейчас реализуется корпорацией Уралвагонзавод. Хорошие наработки у Новатора, НПО автоматики, Уральского оптико-механического завода, Машзавода им.Калинина, УПКБ «Деталь» и других. А вообще, идей очень много как по специальной, так и по гражданской тематике. Проекты по разработке и производству новых видов ВиВТ, по большому счету, зависят от Минобороны и Минфина. Будет заказ, будет надлежащее финансирование — специалисты наших предприятий разработают любой вид самого современного вооружения. В этом можно не сомневаться.

Другие материалы по теме: