Статьи

Банкротство по-уральски: вместо оздоровления — смерть

27 январь 2012 (15:40)

Фотография предоставлена сайтом www.morguefile.comЧисло банкротств предприятий Свердловской области с каждым годом растет: по сравнению с 2010 годом, в прошедшем, 2011-м, рост составил 8%. Еженедельно в регионе проходит до 50 собраний кредиторов. По мнению сотрудников Росреестра, главная функция банкротства — финансовое оздоровление компании — на Среднем Урале фактически не работает: запуск этой процедуры в большинстве случаев заканчивается ликвидацией предприятия.

«Банкротство, по сути, призвано финансово оздоровить компанию. Но на практике этого нет. Как правило, предприятие подлежит ликвидации», — констатировала заместитель начальника Управления Росреестра по Свердловской области Надежда Рудина в ходе пресс-конференции.

Основным невольным кредитором свердловских предприятий является налоговая служба: более 60% предприятий Уральского региона имеют долги перед налоговиками.

«Процедура банкротства сейчас введена на 898 предприятиях Свердловской области, дополнительно поданы заявления от 195 компаний. Наиболее нестабильными являются предприятия следующих отраслей: оптово-розничная торговля (25%), строительство и обрабатывающие производства (по 16%), недвижимость (15%), сельское хозяйство (6%)», — отмечает начальник отдела урегулирования задолженности и обеспечения процедуры банкротства УФНС России по Свердловской области Артем Балюра.

Общий долг предприятий перед бюджетом области составляет 11 млрд. рублей. При этом процент погашения по результатам банкротства очень низкий.

Формально главным участником процесса остается арбитражный управляющий, который нередко имеет два высших образования — юридическое и экономическое. Но и его роль зачастую минимальна: свердловские предприниматели доводят свои предприятия до ручки заблаговременно.

«Задача арбитражного управляющего — обезопасить активы компании. Хотя, как правило, к началу процедуры банкротства все ликвидные активы уже спущены», — отметила Н. Рудина.

Кредитор, недовольный действиями управляющего, может снять его с процесса в административном или судебном порядке.

«Недовольный действиями арбитражного управляющего кредитор может в административном или судебном порядке отстранить его от дел. Однако статистика комиссии Росреестра, которая проводит проверку действий управляющего, такова, что из 100% заявлений кредиторов в 80% ошибок нет», — отметила начальник отдела Управления Росреестра Свердловской области по контролю и надзору за работой арбитражных управляющих Татьяна Ширяева.

Одной из главных трудностей в завершении процедуры банкротства является продажа имущества предприятия. Президент некоммерческого партнерства «Уральская саморегулируемая организация арбитражных управляющих» Владимир Черных отмечает: с первых торгов уходят единицы лотов.

«Продать имущество очень сложно. В процедуре участвует много участников — различных организаций и ведомств. В условиях неопределенности трудно найти консенсус со всеми участниками. Конъюнктура рынка тоже диктует свои условия — с начала продажи предприятие стоило 15 млн. рублей, к концу торгов цена снижается до 400 тысяч рублей. Так было с одной из фабрик в Березовском», — сказал В. Черных.

В дальнейшем на месте, где было обанкротившееся предприятие, тяжело взрастить новое производство — инвестор с трудом вкладывается в глубинку. По словам экспертов, если в Екатеринбурге еще можно продать что-то по-быстрому, то в 200–300 км от столицы Урала продажа длится годами, а то и вовсе производство невозможно продать.

«В частности, предприятия, в свое время подвергшиеся рейдерским захватам Павла Федулева, продать невозможно вообще», — посетовала Н. Рудина.

Оксана Морозова

Другие материалы по теме: